Владимир Данилушкин "Магаданские приколы" (сборник рассказов)



К выходу в свет "Магаданских приколов" Владимира Данилушкина о временах смешных и грустных. Обычно о таких юмористических миниатюрах, в которых Владимир Данилушкин большой дока, называют "картинки с выставки". У него зоркий глаз, чуткое ухо, ну, и если говорить о языке, то здесь он кудесник.

Говорят, смеяться вовсе не грешно. Но смех бывает разный. У нас все больше сквозь слезы. Заметить изменение социальной обстановки при всей иллюзорности нашей жизни, что все более дает возможность не только быть уверенным

в себе, но и постоянно накапливать оптимистический потенциал и быть уверенным в том, что жизнь, при всех ее издержках становится лучше, если ты сам настроен ее улучшить. И мы смеемся. Не над жизнью, а над собой, как мы в ней существуем, как настроены, и что маячит в перспективе. Самоирония - лучшее лекарство считать, виноват в твоем неудачном положении ты сам, а не дядя.

Когда инфантилизм, иными словами, холяву, с ты способен изгнать с поля бывшего повседневного существования, который приучил как прежний режим, то и дыхание становится ровнее, и взгляд перестает замечать только то, что может или уже отравляет твое бытие.

Владимир Данилушкин в своей небольшой книжице, изданной в серии "Библиотека магаданской прозы" с иллюстрациями Владимира Кожакина собрал массу, как говорят сейчас приколов - юморных, просто смешных и не менее острых и едких вызывающих не только улыбку, но и смех. Подчеркну, что все это, в отличие от многочисленных сборников анекдотов - авторские работы. Иногда это яркий памфлет: "Свист рака на вершине горы", я бы сказал, сопки, это и есть свист.

Прежде чем откликнуться на книжку своими заметками, я дал почитать ее своему приятелю, любящему выискивать юмор во всех периодических изданиях, а он их непривычно много выписывает и покупает. Он индивидуал, у него в кармане то густо, то пусто, но он не отчаивается, а постоянно ждет варианты приложения своим способностям, а в промежутках занимается тем, что выясняет потребность у его клиентов в его труде.

Он говорит, нельзя двигаться вперед, повернувшись головой назад. И тем не менее, сарказм, едкий юмор, многие миниатюры походят на памфлеты, настолько точно характеризуют этап народного надувательства своими "свакбанками" и иже с ними. Посмеяться над событиями недавней жизни, это так или иначе посмеяться над собой, своим наивом и глупой верой в наших "благодетелей" да и собственной расхожей мечтой - авось пронесет, и у меня на руках появится навар. "А я еду, а я еду за деньгами, за туманом пущай едут дураки" Забыли, что ли? Это про нас.

Самые богатые у нас кто? Олигархи. Да, они - у нас не Форды, не машины делали, обогащались типичным способом: приобрел, скажем, некто Дубовицкий канал ТВ - вот тебе и барыш. Бабки и баксы из воздуха. А Леня Голубков - самый народный из народных артистов - прикольщик. Забыли?

Ведь еще Пушкин предупреждал - всякая бяка, напечатанная печатными типографскими буквами обладает неимоверной силой парализовать здравый смысл и и вызывать нездоровый азарт для легкой добычи, иначе холявы. Обманутые вкладчики забыли одну пропись, еще социалистической жизни: с государством в азартные игры не играют, -- всегда будешь в проигрыше, а тут тебе сразу и "Свакбанк", и "Алиса", и "Тибет", о котором столько звону на государственном в том числе, канале.

Все это очень точно и смачно заметил в своих миниатюрах Владимир Данилушкин - у него, надо думать, появилось второе дыхание, как у стайера на длинные дистанции. Пожелаем ему успеха и удачи в новых публикациях на радость своим почитателям.

Так что свист рака на вершине сопки - еще долго будет оставаться неувядаемой пародийной истиной в наш новый информационно-технотронный век под номером XXI.
Уверен, вскоре многие меткие афоризмы подхватят магаданцы: "Гиви, который продает киви", "Миксер, измельчающий бананы" и т.д.(См. извлечения).

Книга написана ясным, образным, доступным, незапятнанным русским языком. И это радует.
Жаль, тираж маловат - 500 экземпляров. Мой приятель купил несколько экземпляров, на материк послал.

И продолжил: "эту книгу нужно читать по утрам, когда идешь на работу. И на ночь, чтобы быть начеку".

Юрий Нестеров.


ДЕНЬГИ В БАНКАХ
Дед с бабкой жили в ста километрах от большого города. И приноровились они в год откармливать пять свиней. Детям на обновки, а потом и на учебу. Дети выросли, выучились, разлетелись на пять сторон. Один так вообще в Магадаре.

Вроде отдохнуть можно, сократить хозяйство. А они остановиться не могут. Внуки пошли. Так пяток поросят и выращивают. Умер дед, бабка одна осталась, а не сдается. Свинью заколет, мясо в город везет, к вечеру продаст, задержалась бы, да переночевать негде, а электричка лишь одна - в 5-30. В магазин заскочит на минутку, оглядит пустые полки и на вокзал. Выручку домой везет.

Деньги до лучших времен хранит в стеклянных трехлитровых банках. Когда докатилась до села консервная индустрия, накупила крышек, закаточную машинку. Консервирует дензнаки, как варенье или огурцы. Стоят они в погребе на полках - ни холодно, ни жарко, в самый раз. Не выцветут. Иногда бабка спускается в погреб, смахивает паутину, нюхает воздух: не завелся ли случаем грибок.

Иной раз присядет, возьмет банку, потрясет, на свет посмотрит. Понюхает. Это за кабанчика заплатили. Шустрый был малый, на председателя здорово смахивал, такой же хлопотун. А этот Федька на пять пудов вымахал, задиристый, спасу нет. Не съест, так затопчет. А вот эта банка, рублями набитая, за Машку, такая была тихоня, вялая, жир сплошной! Говорят, в Японии свинью откармливают яйцами, икрой и морскими козявками до девятисот килограммов, праздник устраивают на всю деревню. Раз в году, считай, мясо едят. Эх, труды наши тяжкие! Наш мужик на такой несерьезной пище, на змеях да червях ноги, небось, протянет. Нашему не с погляду дай сало, а чтоб за ушами пищало! Да самогончиком запить! Хочешь песню пой, хочешь спать ложись!

Так увлечется, так заговорится, что начинает ей казаться, будто дед живой и не дед вовсе, а молодой парень, будто дом этот они только строят, молодые, красивые и ревнивые! А однажды она так увлеклась, что нашла совсем незнакомую банку с дореформенными, сталинскими деньгами. Вот паразит, заначку заначиваешь, убью! Вскрикнула и осеклась. То ли плакать, то ли смеяться, не поймет. Аж спина от натуги заныла. Пошла свиней кормить, а они что-то хрючут себе, утешают, сочувствуют. Все понимают, паразитики.

ЖЕЛЕЗНОЕ УПРЯМСТВО
Людмила работала с мужем на маяке. Он глянул на электрическую дугу и получил ожог глаз. Увезли на вертолете в больницу. Людмила решила исполнять и свои, и его вахты, чтобы не присылали чужого человека. А делать надо было вот что: заводить дизель, чтобы от генератора подавать напряжение на прожектор. Вспомнила она, как муж это делал, повторила в точности, а не заводится. Повторила попытку. Без толку. Разозлилась, кроет машину последними словами. Впервые в жизни применяет грубую ненормативную лексику. И даже пинает генератор в железные ребра. И вновь пытается его оживить. Бесполезно.

Женщина в отчаянии идет к рации, чтобы вызвать помощь. Включает. Рация работает. Это подбадривает ее. Попробую, думает, в последний раз! И обращается она к дизелю с ласковой речью, таких слов не говорила никому - ни мужу, ни даже сыну. Упала на колени, слезы брызнули на скалу. Гладит нежной ручкой шершавую железную рубашку. И вновь пытается оживить стальную махину. И вот, будто бы нехотя, дизель задрожал, испустил запах усталой резины и пошел, набирая обороты. С той поры ни разу, пока муж лечил глаза, не отказал.

Когда кончился договор, Людмила с мужем переехала в Магадан, купила "Жигули" - вторую модель - комби, сдала на права и гоняет себе по городу, уверенно и лихо. А если поломка, чинит сама. У нее получается. А муж над ней подшучивает, ты такая, мол, мертвого разбудишь.

СУББОТНИК
И вот настал субботник - светлый праздник освобожденного труда. По традиции мы пришли в областную типографию и радостно, с большим подъемом принялись ворочать бочки, шифер, железяки и тяжеленные детали станков.

Отработав часа полтора, сели передохнуть и вдруг вспомнили, что в прошлом году перемещали именно эти бочки, этот шифер и тяжеленные конструкции. Теперь мы их вернули на исходные позиции. И никто не возмущался, не топал ногами. Начиналась главная часть субботника - обед на вольном воздухе с костерком, песнями под гитару и крепким принятием на грудь.

То это одно название - субботник. А разобраться - самый настоящий пикник, каких в году немало. Как сбор грибов и ягод, как работа на полях совхоза в Оле, когда помогаем селу убирать картошку и капусту, как юбилеи, крестины, именины и, увы, поминки тоже.

АЛОЭ
Ярослава Святославовна свято верила в алоэ. Когда вызывали врача по тому или иному поводу, всегда спрашивала, можно ли применить это целебное растение.

Однажды, это касалось насморка, доктор сказал: "Если взять лист алоэ, смешать с медом и скипидаром, то через двадцать дней выдержки в холодильнике может выйти хорошее втирание против простуды".

- Да! - Обрадовалась бабуля. - Но как же, как я за двадцать дней угадаю, что у кого-то будет насморк?
- Угадать - дело нехитрое, хороший нос выпивку за две недели чует, а лекарство, тем более!

КОСТЬЮ ЧУЮ
Инесса наколола палец, гоню ее к врачу. День, другой. Гоним ее вместе с Лешой.
- Если завтра само не пройдет, поковыляю, - клянется Инесса.
Не зажило. Дошло до хирургии. Могли бы вообще к чертовой матери отчикать. Когда выскоблили кость, наложили швы, призналась:
- Я теперь тебя всерьез воспринимаю. А то все шутишь и шутишь.
А я и пошутил-то всего раз. По поводу крема. Для какой крем кожи? А для такой кожи, что ни кожи, ни рожи. На свой счет приняла. Сама, между прочим, тоже не без черта. Вьетнамский бальзам "Звездочка", которым виски и пятки натирают от простуды, внутрь с кипятком принимает. Что ты творишь, Инна? Сам попробуй, за два часа горло как шелковое!

- Кстати, дорогая! Не обижайся, но у тебя на телевизоре каменюка лежит полпуда весом. Понятно, что аметисты в нем красоты коллекционной, но убери ты эту вулканическую бомбу от греха подальше!

Скачать произведение полностью: magadanskie-prikoly-sbornik-rasskazov.rar [54.95 Kb] (cкачиваний: 41)


 





Наш край



 
^ Наверх