Лагерный язык Колымы. Часть вторая.



МАГАДАН. КОЛЫМА-ИНФОРМ. На вопрос гостям Магадана, прожившим в столице Колымы несколько месяцев: «Что вас удивляет в городе?», однажды мне ответили так: «Быстро распространяются слухи. И поразительно - у некоторых магаданцев есть клички!».
Лагерный язык Колымы. Часть вторая.


АСФАЛЬТ ТРОТУАРОВИЧ, ПОЛТОРА ИВАНА И ДРУГИЕ



Это явление можно назвать наследием лагерной Колымы, ведь многих, если не всех, кто попадал, как говорили, за забор, ждала участь получить кличку. Пожалуй, самая распространенная из них - Полтора Ивана. Давали ее всем, кто имел высокий рост и крепкое телосложение. Полтора Иваном мог стать и вор, и политический, и бытовик - любой заключенный, которому цеплялось это прозвище. Полтора Иванами называли и надзирателей или, к примеру, здоровенных амбалов-санитаров в лагерных больницах.

По воспоминаниям репрессированного Матвея Максимовича, отбывавшего свой срок на Колыме и в Якутии, в лагерях не многих звали по имени или одним отчеством, в основном только самых уважаемых. У остальных зеков были кликухи. Матвей Максимович так описал клички своего лагеря: «Были у нас и Майоры, и Полковники, и Доктора, были Профессор, Учитель. Думаю, пришло это к нам от блатных, которые, не без умысла, давным-давно забыли свои настоящие имена. Клички у них были не по профессиям, а скорее, по внешним признакам. Например, Карзубый - зубы не в порядке, Бешеный - лучше не подходи, нервнобольной, Фикса - с золотым зубом во рту, Чума - заразный, Чернуха - врун. Таких кличек было много».

Интересное перечисление лагерных кличек сталинской эпохи дает Жак Росси - француз, проживший в лагерях ГУЛАГа больше двадцати лет. А конкретнее - презрительных кличек людей, плохо приспособленных к тюремно-лагерной жизни. Как правило, их давали тем, кто не относился к так называемому блатному миру уголовников. Кличку Асфальт Тротуарович чаще всего получал какой-нибудь инженер, Баклажан Помидорович - выходец с Кавказа, Сидор Поликарпович - любой славянин с продуктовым запасом. Интеллигент в лагере рисковал получить прозвище Уксус Помидорович, а Фан Фанычем обзывали какого-нибудь заносчивого зека.

ОТ ФЕНИ, КАК ОТ ДРЕБЕДЕНИ, НЕ СКРЫТЬСЯ, НЕ ОТМЫТЬСЯ



Советская система исправительных трудовых лагерей смешивала людей всех профессий и национальностей, а также нарушителей статей Уголовного кодекса. Артисты и художники, профессора и рабочие, врачи и инженеры, осужденные по политическим статьям, сливались в лагерных бараках с отпетыми убийцами, грабителями, ворами и насильниками. При этом жизнь за колючей проволокой была поделена на своих - вхожих в блатной мир уголовников - и чужих - всех остальных.

Заключенные вынуждены были знакомиться и общаться друг с другом. Первое, что удивляло обычных людей, попавших в лагерь, - речь представителей криминального мира. Разговаривали они между собой на каком-то ломаном русском языке, неизвестном наречии, смешивая с привычными слуху словами еврейские, немецкие, английские, цыганские и татарские. Все это еще разбавлялось матерщиной. А называлось блатным жаргоном, феней, языком воров или музыкой (ударение на второй слог).

По воспоминаниям известного актера и режиссера Вацлава Дворжецкого, прошедшего через сталинские лагеря на Кольском полуострове, блатной жаргон был заразой для всех заключенных. Атмосфера лагеря засасывала каждого, и даже хорошо воспитанным было трудно сохранить себя в повседневном длительном общении с преступниками. Вацлав Янович описал в своей книге, что театр в его лагере вел непрерывный бой за культуру и чистоту языка. Но в самой труппе интеллигентных людей было только 15 актеров, остальные - уголовники. «Не всегда удавалось преодолевать привычки, манеры, сложности речи у наших самодеятельных артистов, - описывал ситуацию в своих воспоминаниях Вацлав Дворжецкий. - Однажды в «Хирургии» Чехова исполнитель роли врача «оговорился», вызвав восторженную реакцию зрителей. Вырывая зуб у Дьячка, он должен был сказать: «Это тебе, брат, не на клиросе читать!». А актер громко и темпераментно воскликнул: «Это тебе, бл.., не на крылосе читать!». Гром аплодисментов! Матросы в массовке «Разлома» яростно матерились! Было очень органично...».

Многие заключенные в лагере, включая интеллигентных людей, забывали русский язык. И уже после освобождения с трудом расставались с блатной феней - профессиональным языком уголовников, которые, как заверяют исследователи, поддерживали его жизнь исключительно для отождествления своих в преступном мире. Но если убрать нецензурную брань, блатной жаргон представляет собой достаточно самобытный и интересный язык. Свидетельство этому - стихотворение писателя Сергея Тхоржевского, написанное им в одном из гулаговских лагерей:

На смерть блатного
Ты врезал дубаря,
ты сквозанул с концами
Туда, где никому не надо ксив, -
В одну хавиру вместе с фраерами,
У Господа прощенье закосив.
И всю дорогу с почерка горя,

Нигде не раскололся ты ни разу.
Мы за тебя всегда держали мазу,
Так что ж ты оборвался втихаря!

Стоим на цирлах без вина косые.
Но как ни жмись и как ни шестери,
На кичу попадешь на сухари,
И негде нам права качать в России.

Как ни темни, а все одно - хана.

О чем тут ботать!
Подзашла малина,
Окончен фарт,
начнем тянуть резину,
Пока придется следом покопать.

А ты кимаришь,
ты теперь в законе.
Разбейте понт!
Идет последнийшмон,
Бочата, сдрючим,
но никто не тронет
На рыжей паутинке чертогон.

А вот еще пример лагерного фольклора - отрывок из переделанной басни Ивана Крылова:

Ворона сыр у фраера (не вора)
помыла (украла)
И села гужеваться (наслаждаться)
на суку.
В тот час в бур (барак усиленного режима)
вели лису.
Лиса из-под конвоя
подорвала (убежала),
К вороне подканала (подбежала)
И ботает (говорит)
такие ей слова:
«Красючка ты у нас,
свободки не видать
(такая клятва),
Кабы ты петь могла,
была бы ты паханша наша…».



РАЗРУШАЯ ВСЕ ЗАКОНЫ ЯЗЫКА



«Эй, парикмахер, задолбали твои парашютисты!» - мог кричать с нижних нар соседу сверху какой-нибудь зек. Здесь парикмахер на блатном жаргоне - голодный колхозник, получивший 10 лет лагерей за то, что обстригал колосья пшеницы на полях. Парашютист - клоп, падающий с верхних нар на человека, лежащего на нижних. Но слова эти получили массовое распространение только в ХХ веке. Учителя и профессора - люди науки, попадавшие в сталинские лагеря, замечали сразу - одна часть происхождения слов блатного жаргона корнями уходит в русскую историю (к примеру, слово бабки - это не что иное, как снопы на полях.Крестьяне в царской России так и мерили свои урожаи - бабками). Другая часть языка уголовного мира состоит из переделанных иностранных слов (к примеру, шарамыжник - от французского «шерами», или шопошник - магазинный вор, от английского «шоп»). При этом блатной жаргон попирал все законы русской речи.

Академик Дмитрий Лихачев крупный советский и российский филолог, в свое время прошел Соловки, строил Беломорканал. Через несколько лет после освобождения из сталинских лагерей он опубликовал статью «Черты первобытного примитивизма воров-ской речи», в которой возмущался: «Воровская речь, с точки зрения семантики, разрушает семантику, с точки зрения синтаксиса, разрушает синтаксис, с точки зрения морфологии, разрушает морфологию, с точки же зрения языка вообще она - явление резко отрицательное». И действительно, блатной язык не поддается каким-либо правилам и законам. Дмитрий Лихачев, похоже, был прав, сравнив его с примитивной, эмоциональной речью.

Вместо слов у преступников словосочетания и целые выражения (когти рвать - убегать, горбатого лепить - обманывать). Кругом вспомогательные глаголы (сделать связку - вместо связать, делать кражу - вместо красть). И нередко одно слово в блатном жаргоне, как иероглиф, имеет множество значений. Может быть, поэтому Дмитрий Лихачев отметил такую особенность воров - они разговаривают друг с другом намеками, понимают друг друга с полуслова.

ИЗОБРЕТАТЕЛИ ЖАРГОНА



Как отмечает лингвист профессор Михаил Грачев, наиболее отчетливо блатной жаргон заметен с конца ХIХ века. А массово стал переходить в общенародный русский язык после революции 1917 года. Кстати, после Гражданской войны в России на слова из воровского лексикона была даже мода, особенно в среде рабочей молодежи. Еще стоить отметить, что своими корнями блатной жаргон уходит аж к XV веку, когда на Русь переселилось большое количество греков и стало заниматься торговлей. Русские люди называли греческих торгашей афинянами (по названию греческого города Афины). Чуть позже офинеями или офенями на Руси стали величать всех бродячих торговцев-коробейников (торгующих галантереей, ширпотребом), иконо- и книготорговцев, всевозможных скупщиков-перекупщиков. Возможно, чтобы скрыть информацию о товаре, условии сделок от посторонних ушей, а может быть, чтобы обмануть покупателя, офени стали использовать тайный язык. Исследователи подмечают, что из неприкаянных бродячих торговцев нередко рождались преступники. Так постепенно язык офеней и стал блатным жаргоном.

Выражение: ботать по фене - это не что иное, как болтать на блатном жаргоне. Из слова болтать просто когда-то убрали букву «л» (убирать буквы, звуки - один из способов маскировать слова). Есть еще один прием, которым достигается неузнаваемость слов в блатной фене, - частичное изменение звуков в слове. Ярким примером этому служит слово из блатного жаргона «хаза» - потайная воровская квартира. А произошло это название от английского «хаус» - дом. Или слово «параша», обозначающее в лагерях слух, молву или новость, родилось, скорее всего, от «пэраш» из древнееврейского языка (обозначает толковать, комментировать). В действительности в лагерях происходило чудо столпотворения языков: парашстритом (на английский манер), или парашенштрассе (на немецкий) называли дорожки в лагерях от бараков до столовых, на которых заключенные могли обмениваться новостями.

Ну а сама Колыма привнесла в лагерный язык название шапке-ушанке зеков - колымка. Колымками также называли самодельные лампы из консервных банок (с фитилями), которыми освещали лагерные бараки. К слову, сам лагерный барак в эпоху ГУЛАГа именовали сталинской дачей (или санаторием, курортом). Зеки повсеместно подшучивали над советской властью. К примеру, могли встретить новичка «на даче» такими словами: «У нас тут коммунизм - ничего вашего не будет!», и отобрать личные вещи.

МОРАЛЬНЫЙ АСПЕКТ



Еще в 1933 году Дмитрий Лихачев писал, что слова воровской речи характерны своей необычайной экспансией и способностью распространяться далеко за пределы воровской среды. Сегодня многие россияне в своей повседневной речи используют слова, даже не подозревая, что они из блатной фени (стрельнуть, тянуть резину, пацан, лады, лафа, кумекать, кореш, житуха, заначка и др.).

Такая своеобразная прописка воровских слов в русском языке произошла благодаря сталинским лагерям. В них миллионы людей жили бок о бок с отпетыми убийцами, насильниками, разбойниками и ворами, волей-неволей перенимая от них блатной жаргон. А потом эти люди после освобождения разъезжались по разным уголкам Советского Союза, неся в народные массы новые слова. В блатном жаргоне как явлении нет ничего страшного. Ужасы начинаются тогда, когда вместе с языком уголовников распространяется их преступное мировосприятие, идеология.

…Вот поэтому так ужасался один из узников гулаговских лагерей Иван Башкирев: «Моральные последствия сталинской эпохи ужасны. Блатной жаргон, блатная психология, блатные нравы, как гнойная вонючая жидкость, просачивалисьв миллионы семей. И вместе с этим было огрубление нравов, шла деморализация и росла преступность».


Автор:  Николай Добротворский



  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

При комментировании тех или иных материалов запрещены:
Призывы к войне, свержению существующего строя, терроризму. Пропаганда фашизма, геноцида, нацизма. Оскорбления посетителей сайта. Разжигание межнациональной, социальной, межрелигиозной розни. Пропаганда наркомании. Публикация заведомо ложной, непроверенной, клеветнической информации. Содержащие ненормативную лексику. Информацию противоречащую УК РФ.