Новое

Научные интересы СВКНИИ не отделимые от проблем Магаданской области.

/uploads/persona/1260223062_goryachev.jpg



В 2006 году в стране началась крупнейшая за последние годы реформа науки: за три года численность сотрудников научных учреждении сокращалась, при этом заработная ппата оставшихся значительно увеличилась.

К сожалению, эта реформа, как и любая другая в России, оценивается очень неоднозначно, прежде всего, самими учеными. Особенно болезненно воспринимают подобные наказы "сверху" в отдаленных регионах, и наша o6лacть здесь не исключение.

Сегодня в Северо-Восточном комплексном научно-исследовательском институте (СВКНИИ ДВО РАН) занимаются не только фундаментальными научными исследованиями, конкретный результат от которых можно будет получить только в отдаленном будущем.

На протяжении многих лет сотрудники института активно сотрудничают с руководством региона, участвуя в разработке экономических расчетов развития области - это детальная проработка проектов территориального планирования области, подготовка материалов к обоснованию строительства железной дороги и крупных автомобильных дорог и пр.

Еще одно направление - работа по развитию минерально-сырьевой базы - золото, серебро и другие полезные ископаемые, вплоть до подготовки конкретных документов для предоставления потенциальным инвесторам.

Изучают здесь и экологию - последствия работы горнодобывающей промышленности для местной флоры и фауны, и, наконец, исследуют историю и археологию нашего края.

Корреспондент "Km" беседует с директором СВКНИИ ДВО РАН членом-корреспондентом Российской академии наук Николаем Горячевым

Обратная сторона научной реформы

- Николай Анатольевич, реформа науки в стране, похоже, завершена. Каковы ее итоги конкретно для вашего учреждения?

- Обещанное нам повышение зарплаты ученым действительно состоялось. Сейчас уровень оплаты труда - как научных сотрудников, так и инженерно-технического персонала в институте достаточно высокий. Если несколько лет назад люди работали больше за идею, то теперь их труд оценивается по достоинству.

Однако это было достигнуто в том числе и за счет сокращения сотрудников -увы, но такова обратная сторона этой реформы.

За последние три года штатная численность СВКНИИ уменьшилась с 317 до 195 человек. Сокращение происходило в три этапа и коснулось каждого научного учреждения страны.

Естественно, к увольнениям мы прибегали только в самых крайних случаях, сначала убрали вакансии, которые у нас были, кого-то перевели на неполную ставку и т.п.

С одной стороны, итог положительный - остались лучшие, которые теперь заинтересованы работать в институте и добиваться максимальных результатов, но с другой стороны, по моим данным, в проекте бюджета страны на следующий год увеличения финансирования науки не предусмотрено.

Для нас это тревожный звонок, я боюсь, некоторые важные статьи расходов, такие, как научные командировки, закупка материалов и оборудования, нам могут сократить.

- Вы готовы брать к себе молодых специалистов?

- Из 195 штатных единиц, которые мы сегодня имеем, 78 человек - научные сотрудники, остальные - инженерно-тех-нический персонал. Взять больше работников - не имеем права, поэтому сейчас принять на работу молодого специалиста очень сложно. .

Тем не менее одна-две ставки в год освобождаются - в этом случае мы берем на работу перспективных студентов геологического факультета СВГУ старших курсов, присматриваемся к ним. Если у ребят получается, они поступают в аспирантуру, потом защищают диссертацию и становятся научными сотрудниками института.

- Такие примеры уже есть?

- Конечно, правда, кандидатские диссертации удается защитить в основном девушкам.

- А как с оборудованием, ведь, кроме повышения оплаты труда ученым, реформа предполагала и техническое перевооружение?

- К счастью, здесь нам жаловаться не приходится.

Недавно институт получил прибор "QEMSCAN" для контроля минерального состава руды стоимостью 1 млн евро. Подобных аппаратов в мире всего 70 штук - все они работают в крупных горных компаниях. В России это первый.

Я думаю, что у нас такая аппаратура будет востребована не только учеными, но и геологами и золотодобытчиками. Также в ближайшее время мы ожидаем прибор для определения возраста молодых отложений - это поможет нашим археологам и историкам датировать золотоносные толщи и ледниковые отложения, места стоянок и других находок с интервалом в десятки тысяч лет.

Тайны чукотского озера

- Над какими наиболее значимыми проектами работали в этом году сотрудники СВКНИИ?

- Пожалуй, наиболее интересный и значимый проект - подготовка к которому шла несколько лет -бурение озера Эльгыгыткын на Чукотке. Проект международный, в нем принимают участие ученые из США, Германии, российскую сторону представлял заведующий лабораторией палеомагнетизма СВКНИИ к.г.-м.н. Павел Сергеевич Минюк.

Бурение длилось с января по май, ученые пробурили несколько скважин глубиной 600 метров.

- Чем так заинтересовало ученых чукотское озеро?

- Оно уникально тем, что его акватория и донные отложения не были подвержены воздействию человека. В отличие от Байкала и других озер, в бассейнах которых много промышленных объектов и населенных пунктов.

Уникальность этого эксперимента в том, что впервые ученые получили непрерывную климатическую летопись Северного региона за последние 3 миллиона лет, на расшифровку этих данных уйдет не один год.

После проведения исследований американцы подарили нам эту буровую установку при условии использования в ближайшие пять лет только в научных целях. Кстати, суммарный бюджет этого проекта более 9 млн долларов - такую большую сумму никто из ученых в одиночку не смог бы собрать.

Поэтому они объединились в международный консорциум и выиграли несколько крупных грантов. К сожалению, такая форма сотрудничества ученых в нашей стране пока не распространена.

Из других серьезных проектов я бы выделил работу группы ученых под руководством заместителя директора по науке к.г.-м.н. Вячеслава Акинина, которая занималась изучением глубинного строения земной коры Приохотья и Восточной Чукотки.

Исследователям удалось заглянуть в глубь земли на 50-100 километров, изучая ксенолиты -обломки пород, вынесенные на поверхность во время извержения вулканов.

Кроме того, нашими учеными совместно с коллегами из Тихоокеанского технологического института (г. Владивосток) получены интересные результаты по изучению распределения золота и платиноидов в осадочных комплексах месторождений Тенькинского района и донных осадков Восточно-Чукотского моря.

В перспективе это позволит объяснить уникальную золотоносность этой нашей территории и, возможно, помочь найти новые золоторудные объекты.

Продолжается реализация актуального для нашего региона проекта по поиску технологий переработки отвалов россыпных месторождений. Этим направлением руководит Юрий Васильевич Прусс, под началом которого при СВКНИИ создан Магаданский инновационно-технологический центр.

В сотрудничестве с Институтом горного дела (Хабаровск) и Институтом химии (Владивосток) ученые поставили перед собой цель разработать метод извлечения из "тех-ногенки" не только золота и серебра, но и других металлов.

Насколько наши недропользователи заинтересованы в сотрудничестве с учеными, они готовы вкладывать деньги в исследования, поиск новых технологий?

- Что скрывать: большая часть наших золотодобывающих предприятий живут одним днем. Российское законодательство в сфере добычи полезных ископаемых постоянно меняется, нет той стабильности, как, например, в Австралии, Канаде или США, где так называемый Горный кодекс незыблем.

Поэтому большинству наших горняков пока не до науки.

Перспектива на сотню лет

- Каковы, на ваш взгляд, долгосрочные перспективы колымской науки?

- Это очень сложный вопрос. С одной стороны, институт занимается академической наукой, то есть результаты наших фундаментальных исследований могут быть востребованы через 20,50, а может, и через 100 лет. Это главная задача науки - работать именно на долгосрочную перспективу.

С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что обращать внимание на сегодняшние проблемы региона и не принимать участия в их решении было бы неправильным. Поэтому мы активно принимаем участие во всех проектах администрации области, где требуется наша помощь.

Если честно, в Академии наук не очень приветствуют комплексные институты, считается, что научные учреждения должны иметь узкую спе -цианизацию. Поэтому комплексных институтов, таких, как наш, в России вряд ли наберется больше десятка.

Но не стоит забывать, что для таких отдаленных регионов, как Магаданская область, именно такая форма работы научного учреждения является наиболее оптимальной, что прозорливо заметил наш создатель академик Н.А.Шило.

У нас сейчас работают экономисты, которые участвуют в разработке стратегии развития территории, защищают интересы региона на всевозможных форумах, геологи сотрудничают с Департаментом природных ресурсов, недропользователями, географы занимаются расшифровкой палеоклимата и т.п.

Поэтому независимо от того, будут здесь по-прежнему три научных института либо жизнь снова соединит нас в одно учреждение, академическая наука будет существовать, пока есть сама Магаданская область. Потому что никто, кроме ученых, которые живут здесь, не будет заниматься изучением территории.

Виктор Пчелинцев
Колымский тракт



Новости по теме









заготовки ключей для домофона