Новое

Рожденный эпохой

/uploads/posts/2014-08/1408781584_nk.jpg



Одним из наиболее видных организаторов и руководителей в истории освоения Северо-Востока нашей страны в 1940-е годы стал Иван Федорович Никишов, возглавлявший Дальстрой с ноября 1939-го по декабрь 1948 года.

ГЕОРГИЕВСКИЕ КРЕСТЫ

Родился Иван Федорович 10 сентября 1894 года на хуторе Варькино Балыклейского уезда Царицынской губернии в семье бедного крестьянина. Окончив четырехклассное народное училище, в 13 лет пошел, как тогда говорили, на свои хлеба - батраком к зажиточным односельчанам, пас общественное стадо. В 17 лет начал работать грузчиком и извозчиком по найму на пристанях в волжских городах - Царицыне, Саратове, Камышине. В 1915 году был мобилизован в царскую армию и как обученный грамоте направлен на курсы младших командиров, а после их окончания, в звании младшего унтер-офицера, отправлен на русско-германский фронт Первой мировой войны. Воевал в составе Юго-Западного фронта, в 6-м полку 6-й Заамурской пограничной дивизии. За храбрость был награжден Георгиевскими крестами III и IV степени. Повышен в звании до фельдфебеля, в должности - до командира взвода.

После Февральской революции И. Ф. Никишова избирают в полковой солдатский комитет, в котором он примыкает к большевикам. В начале 1918 года по демобилизации уезжает на родину и работает в хозяйстве отца. Когда в близлежащих казачьих районах начались волнения, создал на своем хуторе небольшой отряд самообороны и с ним, отбиваясь от белоказаков, отошел в Царицын. Здесь в июле 1918 года добровольцем вступил в Красную Армию, через год - в ряды большевиков.

НА ГРАНИЦЕ

В этот период проходило формирование пограничных частей, чьи функции выполняли регулярные части Красной Армии, и в 1924 году И. Ф. Никишова переводят в пограничные войска ОГПУ. До 1928-го он возглавляет в разное время Сальянский, Джебраильский пограничные отряды, являясь одним из создателей пограничной охраны на азербайджанско-армянском участке советско-иранской границы.

В 1928 - 1929 годах И. Ф. Никишов обучается в Высшей пограничной школе в Москве. Несмотря на большую нагрузку, выкраивает свободное время для посещения театров, музеев, концертных залов, чтобы получить максимум из представившейся возможности приобщиться к культуре, расширить свой кругозор.

С 1929 по 1933 год И. Ф. Никишов возглавляет 41-й Нахичеванский пограничный отряд. Годы службы в Закавказье были трудными, возникали частые стычки с бандитскими формированиями, решались вопросы национального характера. Пограничники любили своего командира за справедливость и умение быть строгим, не унижая достоинства подчиненных.

За умелое проведение боевых операций и проявленное мужество был награжден в 1927 году золотыми часами и маузером, в 1928-м - шашкой в серебре и грамотой, в 1931-м - знаком «Почетный работник ВЧК-ОГПУ», а в 1932-м - орденами Трудового Красного Знамени Азербайджанской ССР и Закавказской СФСР. Позже, в 1934-м, его назначают начальником Управления пограничных и внутренних войск Азербайджанской ССР. В 1935 году, когда были введены воинские звания в Вооруженных силах, И. Ф. Никишову было присвоено звание комбрига. В 1936-м по совокупности боевых заслуг Постановлением ЦИК СССР его наградили орденом Красного Знамени. В 1937 году на первых выборах в Верховный Совет СССР И. Ф. Никишов был избран депутатом в Совет Национальностей от приграничного Тазакентского избирательного округа Нахичеванской АССР.

В начале 1938 года он - начальник пограничных и внутренних войск НКВД по Ленинградской области. А с ноября его назначают начальником УНКВД по Хабаровскому краю.

Стать руководителем одного из крупнейших, а в те годы и одного из важнейших территориальных органов НКВД чисто военному человеку, каким являлся И. Ф. Никишов, было довольно сложно. В этой должности Иван Федорович пробыл всего 10 месяцев, но за это время были пересмотрены следственные материалы на репрессированных представителей всех слоев населения края, освобождены тысячи невинно пострадавших. Эта линия в деятельности нового начальника была одобрена общественностью, а также получила высокую официальную оценку. И. Ф. Никишов стал делегатом ХVIII съезда ВКП(б) от Хабаровской краевой партийной организации, где был избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б). В феврале 1939-го ему было присвоено звание комиссара госбезопасности III ранга, а впоследствии, в апреле 1940-го, он был награжден орденом Ленина.

«НЕТ ТАКИХ КРЕПОСТЕЙ...»

В начале октября 1939 года И. Ф. Никишова срочно вызывают в Москву и объявляют о назначении начальником Дальстроя. В связи с этим он был принят И. В. Сталиным, который, сославшись на безотлагательные нужды военно-промышленного характера, поставил задачу в течение 1,5 - 2 лет обеспечить страну собственным оловом, тогда значительную часть его закупали за границей, а поставки в СССР жестко регламентировались правительствами капиталистических стран. Причем это надо было делать, не снижая добычи основного металла Колымы - золота. Заверив И. В. Сталина, что он сделает для выполнения этого задания все, что в его силах, И. Ф. Никишов сказал о своей неподготовленности к такой работе. На что Сталин процитировал собственное известное изречение: «Нет таких крепостей, которых не могли бы взять большевики!».

Вместе с И. Ф. Никишовым в Дальстрой была направлена группа политработников, в основном пограничников, которые стали надежной опорой в его работе.

С приездом нового руководства обстановка в Дальстрое во многом оздоровилась. Были пересмотрены дела многих осужденных и находившихся под следствием дальстроевцев, подвергшихся репрессиям в 1937 - 1938 годах. Многие из них были освобождены, восстановлены в партии и вновь приняты на работу. Было закрыто дело о вредительстве в Омолонской геологической экспедиции, первооткрыватели золота Колымы геологи С. В. Новиков и Ф. К. Рабинович смогли выехать в Ленинград для научной обработки материалов.

Повседневной практикой стало быстрое продвижение по службе молодых добросовестных работников. Так, начальниками горнопромышленных управлений были назначены горные инженеры, прибывшие в трест в 1937 году по договору: Тенькинского - В. А. Виноградов, Чай-Урьинского - Я. М. Арм, на ответственную работу в Главное управление - горный инженер В. П. Березин, впоследствии директор объединения «Северовостокзолото», горный инженер А. Г. Прун, ставший в годы войны замначальника Дальстроя по добыче олова. В 1941 году, когда было создано Чаун-Чукотское ГПУ, его начальником был назначен геолог В. И. Дятлов, а главным инженером тоже геолог комсомолец И. Н. Зубрев, в 1943-м оба были награждены орденами Ленина.

ОРДЕНОНОСЦЫ - БЫВШИЕ З/К

Основной рабочей силой Дальстроя были заключенные, от которых зависело выполнение планов по добыче золота и олова. Жизнь и работа в Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерях осуществлялась в соответствии с инструкциями Главного Управления лагерей НКВД, в чью структуру входил УСВИТЛ. За хорошую работу по выполнению планов начальник Дальстроя совместно с руководством УСВИТЛа поощряли отличившихся дополнительным питанием, премиями, а самое большое, что мог сделать И. Ф. Никишов, - это подписать ходатайство на сокращение срока и досрочное освобождение из лагеря, которое рассматривалось Особым Совещанием в Москве. Особенно в годы войны многие инженеры, техники, специалисты переводились с общих работ на производство по своей специальности. После, как правило, досрочного освобождения они продолжали работать как вольнонаемные, заключив трудовой договор. Им доверяли, выдвигали на ответственные участки, они становились бригадирами, начальниками шахт, приисков. Так, уже в послевоенные годы уехали на пенсию коммунистами, орденоносцами организаторы горной промышленности П. И. Комаров, М. А. Маханов, В. В. Позывной, М. Е. Выгон. И. Ф. Никишов не боялся подписывать положительные характеристики, письма-обращения в различные организации бывшим заключенным. В 1947 году с письмом за подписью начальника Дальстроя Е. И. Богданов, репрессированный в 1934 году студент V курса, выехал в Ленинград, где успешно окончил институт, а впоследствии стал известным ученым в области горных машин, членом-корреспондентом АН СССР.

Как отмечают многие ветераны, лично знавшие И. Ф. Никишова по совместной работе в Дальстрое, на его повседневной деятельности сказывался характер сугубо военного человека, тем более что большая часть времени работы на Колыме, в Магадане пришлась на период Великой Отечественной войны, когда Дальстрой был предприятием оборонного значения. Многие отмечают упорство и настойчивость
И. Ф. Никишова в приобретении необходимых знаний в области геологии, горного дела. Отсутствие у него необходимого специального образования возмещалось огромной работоспособностью, целе­устремленностью, помноженной на природный ум и ярко выраженные организаторские способности. К тому же он был хорошим оратором, выступлением перед аудиторией в трудные моменты мог сплотить и мобилизовать людей.


ПО-ФРОНТОВОМУ

Коренастый, крепко сбитый, с чисто русскими чертами лица, почти всегда щеголевато носивший военную форму, он был общителен, прост и доступен, в нем не было барства и высокомерия. Но при исполнении служебных обязанностей это был волевой, очень требовательный и строгий единоначальник. Зная, какое значение для страны имеют добываемые здесь золото и олово, И. Ф. Никишов считал себя мобилизованным на фронт и действовал по-фронтовому, оперативно решал вопросы, связанные с освоением новых месторождений, иногда на свой страх и риск брал на себя всю ответственность. Работая на износ, не считаясь со своим здоровьем, он терпеть не мог нераспорядительности со стороны должностных лиц, безответственного отношения к делу, а тем более очковтирательства и попыток спрятаться за спину начальника или подчиненных, бывал очень резок, вспыльчив. Вместе с тем он был отходчив, незлопамятен, умел признавать и исправлять ошибки. Последнее качество он проявил и в личной жизни, когда в 1950 году расторгнул немало повредивший ему второй брак с А. Р. Гридасовой и возобновил брак с первой женой.

И. Ф. Никишов не был кабинетным начальником. Его машину часто можно было видеть на самом отдаленном прииске Колымы, особенно в жаркие дни промывочного сезона. Чтобы быть в курсе всех событий, он ввел ежедневные отчеты по телефону, часто лично разговаривал с начальниками управлений и приисков, хорошо знал многих из них. Под его руководством осуществлялась мобилизация всех сил дальстроевцев на создание собственной базы местной промышленности, максимальное обеспечение всем необходимым исходя из собственных ресурсов. Вскоре в Дальстрое начали варить сталь, изготавливать промывочные приборы, экскаваторы, металлорежущие станки, появилось свое стекло, строились витаминные фабрики, промкомбинаты выпускали много необходимых предметов ширпотреба, от иголки до мебели. Но главное - выполнялись планы по добыче золота и олова, рассматриваемые и утверждаемые на заседаниях Государственного Комитета Обороны. За годы войны Дальстроем было добыто более 460 т золота и почти 19 тыс. т оловянного концентрата. Дважды, в 1943 и 1945 годах, большие группы работников Дальстроя, всего 1533 человека, за выполнение планов по добыче золота и олова указами Президиума Верховного Совета СССР были награждены орденами и медалями. Вклад в дело победы над врагом был высоко оценен Родиной. Дальстрой НКВД СССР в феврале 1945 года наградили орденом Трудового Красного Знамени. Личный вклад И. Ф. Никишова был отмечен в 1941 году орденом Трудового Красного Знамени, в 1943-м орденом Ленина. В январе 1944-го И. Ф. Никишову и В. А. Цареградскому - начальнику геологоразведочного управления Дальстроя - были присвоены звания Героя Социалистического Труда. Врученная И. Ф. Никишову золотая медаль «Серп и Молот» имеет № 158 (всего в годы войны этого звания был удостоен 201 человек), недавно эта реликвия была передана в Магаданский областной крае­ведческий музей родственниками героя. В 1945 году за успешное выполнение заданий Государственного Комитета Обороны И. Ф. Никишов был награжден полководческим орденом Кутузова I степени за № 367.

В октябре 1946-го И. Ф. Никишов подает рапорт на имя министра внутренних дел СССР С. Н. Круглова, в котором просит по окончании плана 1946 года освободить его от должности начальника Дальстроя по состоянию здоровья. «Я беспокоюсь не за себя, а за большое дело, за Дальстрой», - пишет он. То, что И. Ф. Никишов был серьезно болен, не вызывает сомнений, так как с этими болезнями он прибыл на Колыму и от них же и скончался, когда медицина исчерпала все возможности.

Два года пришлось ждать И. Ф. Никишову, чтобы удовлетворили его просьбу.

Только 25 декабря 1948 года он подписал последний приказ, в котором благодарил всех за долголетнюю совместную работу. В тот же день от имени геологов Дальстроя И. Ф. Никишову был вручен памятный адрес, который он берег, и сейчас документ находится в магаданском музее.

Скончался И. Ф. Никишов 5 августа 1958 года. Похоронен в форме генерал-лейтенанта с подобающими воинскими почестями на Ваганьковском кладбище в Москве. В Центральном музее пограничных войск России ему посвящен отдельный стенд, где представлены его награды, оружие, документы.

Сергей ЕФИМОВ
ведущий научный сотрудник областного краеведческого музея

Автор:  Сергей ЕФИМОВ "Магаданская правда"












ламинат floorwood Brilliance;hydra как зайти на сайт;гк фундамент дизайн студия