Новое

Я ночами рисовала движения для танцев...

/uploads/posts/2014-07/1405624952_yener.jpg



Лидия Балдаева заслуженный работник культуры России, лауреат Всероссийских конкурсов, международных конкурсов, лауреат премии Министерства культуры Российской Федерации «Душа России 2003», награждена медалью «За заслуги перед Отечеством II степени.
Художественный руководитель ансамбля песни и танца народов Севера «Энэр» (Звезда). Организовала ансамбль в 1980 году в г. Магадане. В 1991 году он получил звание «народный». Лидия Балдаева разработала специальную программу по национальной хореографии, декоративно-прикладному искусству для детской школы-студии национального искусства «Энэркай». Ансамбль «Энэр» – лауреат международных фестивалей и конкурсов в Японии, Польше, Франции, США. В разные годы коллектив побывал с гастролями в Румынии, Германии, Швеции, Норвегии.

В 2013 году в Москве на Всероссийском фестивале-конкурсе «Кочевье Севера» ансамблю «Энэр» присудили Гран-при фестиваля.

«Присудить премию с вручением диплома и памятного нагрудного знака «ЧЕЛОВЕК ГОДА» победителю конкурса на присуждение премии органов местного самоуправления города Магадана «Человек года» за 2013 год Балдаевой Лидии Батаевне». (Из постановления мэрии г. Магадана от 30.05.2014 . № 1972).

Искать себя.
Найти себя. Понять.
Определить во времени летящем.
И с ним себя до капли передать
Грядущему, оставшись в настоящем.
А.ПЧЁЛКИН.

В нашем городе есть замечательный творческий коллектив – ансамбль песни и танца народов Севера «Энэр», в переводе с чукотского «Звезда». Очень точное, на мой взгляд, название. Как звезда он украшает любой праздник и торжество, недаром он так востребован. Яркий, самобытный, подкупающий зрителя своей искренностью, этот коллектив, безусловно, является визитной карточкой Магадана.

За успехами «Энэр» скрывается большой труд, трепетность и увлечённость его создателя Лидии Батаевны Балдаевой. С первой минуты нашей встречи меня приятно удивила энергия этой женщины, её доброжелательность и открытость, с которой она стала делиться своими мыслями о жизни, творчестве и о том, как она создавала свой ансамбль.

Лидия Батаевна, где Вы родились, как прошло Ваше детство?

- Я родилась в Иркутской области в глухой сибирской деревне. Отца никогда не видела – по ложному доносу его осудили, как врага народа, когда мама была беременна. После того как его забрали, мама осталась одна с четырьмя детьми

Мама была из зажиточной семьи и пришла в дом мужа с большим калымом. Дедушка по линии отца был беден, но калым помог ему подняться. Появилось очень много завистников. В эти суровые годы он, опасаясь за своих детей, решил отправить всех из деревни в Улан-Удэ. Что и сделал. И они все там получили образование, создали семьи, у них родились свои дети. У меня очень много двоюродных братьев и сестёр и все артисты, все с консерваторским образованием: музыканты, дирижеры. Моя мама с ними уехать не могла, потому что дети были очень маленькие. Только на своей земле, своим хозяйством она смогла нас вырастить.

В деревне, где жила Лидия Батаевна была только начальная школа. И в пятом классе, чтобы продолжать обу­чение она уехала к родственникам в Улан-Удэ, где стала учиться в образцовой республиканской школе.

- Туда собирали детей со всей Бурятии, таких же бедных как я. И такая школа была хорошая! Там работали замечательные педагоги – люди искусства: хореограф, хормейстер, дирижёры оркестра. Я сразу же выбрала хореографию. Подготовка была очень хорошая – мы и классикой занимались, и танцами. А при Оперном театре была балетная студия, куда можно было прийти учиться дальше, и когда мы стали заниматься там, то подготовка стала ещё сильнее, все танцы нам преподавали – русские, украинские, молдавские. Было очень много приезжих специалистов, которые нас учили.

Что Вы делали, когда закончили школу? Как определились с выбором будущей профессии?

- Мне предложили идти в пединститут на биологический факультет, у меня в школе очень хорошо шли физика и химия. Я пришла и первый экзамен по химии сдала на отлично, следующий был по физике.

Но в день экзамена я услышала по радио, что в Бурятском театре оперы и балета будет проходить набор в Ташкентское хореографическое училище. Желающие должны были прийти с документами и в форме. Форма у меня была, но я должна была сдавать в пединституте ещё физику, и документы они мне отдавать не хотели. Тогда я решила завалить экзамен, хотя знала всё. Назло решила сдать на двойку. Только тогда мне отдали документы, и я бегом побежала в Оперный театр. Претендентов было очень много, а мест всего пять. В итоге взяли только троих, одной из них была я.
И Лидия Батаевна поехала в Ташкент. Она говорит, что ей просто повезло, ведь училась она в шикарных условиях. Кроме того, в училище ей дали прекрасную профессиональную базу: каждый день уроки национального танца, классика, фортепьяно.

В конце 50-х, когда обучение закончилось, Министерство культуры направило её в Бурятский государственный ансамбль танца «Байкал», с которым она объездила весь Советский Союз.

Но с ансамблем пришлось расстаться.

- Я очень рано вышла замуж. И когда пошли дети, я уже не смогла там работать, не могла оставить детей. Но работать всё равно было нужно. В то время в училищах искусств готовили очень много артистов, и всем нужно было сценическое движение, его я и решила преподавать. И пока я преподавала, при Восточно-Сибирском государственном институте культуры открылось отделение хореографии. Я туда поступила прямо сходу и начала учиться, а с третьего курса меня взяли ассистентом по классическому танцу. Так и работала – классику вёл педагог, а все задания отрабатывала я.
После окончания института Лидия Батаевна с мужем, чтобы «поднять» детей, решили поехать на Колыму. Зарплата у них была небольшая, а дети росли – нужны были деньги.

Приехав сюда в 1976 году, Лидия Батаевна устроилась в Дом культуры на Марчекане, потом перешла в «Металлист». Вот что она вспоминает об этом периоде:

– Я там организовала группу классического танца, набрала детей и стала учить. А весной мы провели экзамен, на который пришли родители, бабушки, дедушки деток. Им так понравилось, что некоторые даже плакали.

Город маленький и слух о хорошем хореографе быстро распространился. И в 1977 году Лидию Батаевну пригласили работать в Центр народного творчества – заниматься национальной хореографией.

О танцах народов Севера она ничего не знала и начала свою работу с изучения национального фольклора. Три года зимой и летом она ездила в творческие экспедиции. Сначала одна, потом с ней стали ездить музыканты, художники, операторы. Так она объездила всю Чукотку. По признанию самой Лидии Батаевны, она очень плодотворно провела это время. Столько получилось материала, что всё это требовало выхода.

И она начала организовывать Чукотско-Эскимосский ансамбль. Но на первых порах идея не получила поддержки у руководства. Хорошо, что нашлись люди, которые помогли.

– Например, директор театра Борис Яковлевич Шапиро, он дал балетный зал. Костюмы я шила сама. И на базе студентов учебных заведений – чукчей, эскимосов создала ансамбль. Ребята оказались очень способные, мы с ними много занимались, и весной 1980 года в актовом зале пединститута я уже сдавала программу. Публика на этом концерте принимала нас отлично. Этот день можно считать Днём рождения ансамбля «Энэр».

С тех пор популярность «Энэр» только росла. Ансамбль стал востребован не только на родине, но и за пределами нашей страны. Не раз они были на гастролях в Японии, Германии, Румынии, Америке и везде выступления «Энэр» проходили с большим успехом.

– Как развивалась дальнейшая судьба ансамбля?

– В 1991 году ансамбль стал профессиональным, артисты стали получать зарплату. Я тогда работала старшим научным сотрудником Центра народного творчества. Савченко Виктор Владимирович, тогдашний руководитель областного управления культуры, решил сделать свой профессиональный коллектив в области, он выбил ставки, нашёл комнату и во всём помогал.

А в 1997 году мы перешли в филармонию, меня сделали художественным руководителем ансамбля. В мою работу входила вся режиссура, организация мастер-классов. Мне дали балетмейстера. И совсем другая песня пошла.

– Какие творческие задачи Вы перед собой ставите?

- Фольклор надо развивать. Я ночами рисовала движения для танцев. А потом стала задумываться над темпом: чего у меня такой темп медленный? Ну-ка я прибавлю. И всё пошло как по маслу. Также раньше у нас была блочная система построения программы: эскимосский блок танцевальных миниатюр, блок чукотских танцев, корякских, эвенских. Но потом мне надоела эта система, и я стала делать программы композиционно.

– С какими сложностями в работе приходится сталкиваться?

– Постоянно не хватает кадров. Один попал в больницу, другая ушла в декрет, третий уехал защищать диплом. Вот уже три человека из десяти выбыли. Поэтому, я стараюсь беречь своих ребят, сильно их не напрягать. Балетники часто получают травмы оттого, что их бездумно гоняют. Я сама танцовщица, и помню как меня гоняли, у меня совсем другой метод.

Сегодня жизнь коллектива, как и прежде, очень насыщена: репетиции, подготовка новых программ, выступления. В этом году «Энэр» был удостоен чести выступать на зимней Олимпиаде в Сочи.

– Мы очень серьёзно готовились перед выступлением в Олимпийском парке, чувствовали внутреннюю ответственность. Хотелось выступить ещё лучше. Публика принимала нас очень тепло, для людей это было что-то необычное, самобытное. Мы там работали с большим удовольствием.

– Есть ли у Вас какая-нибудь мечта, связанная с коллективом?

– Конечно. Хотелось бы побольше гастролей. Показывать надо это искусство, пока артисты молодые, пока они в форме. Хочется, чтобы как можно больше регионов посмотрели то, что мы делаем.

В нашем суровом северном крае, где так мало солнечных дней, такое явление как ансамбль песни и танца «Энэр» добавляет магаданцам радости и тепла. И всё это благодаря хрупкой и сильной, фанатично влюблённой в своё дело Лидии Батаевне Балдаевой. Спасибо и удачи Вам!

Елена КУХТИНА