Новое

Шел солдат, преград не зная...

/uploads/posts/2014-05/1399538716_9maya.jpg



Сегодня мы отмечаем 69-ю годовщину Великой Победы советского народа над фашистской Германией.

Пожалуй, нет в истории более величественной даты! И все меньше остается людей, которые ковали Победу, проливали ради нее свою кровь. Об одном из них, магаданце, хочу поведать. А предыстория моего знакомства с ним такова…

Десять лет назад я в составе редколлегии участвовал в подборе материалов для книги «Жизнь, отданная Северу», в которой рассказывалось о колымчанах – славных воинах и Героях Социалистического труда. В предисловии губернатора Магаданской области написано:

– Эта книга – дань трудовому и воинскому подвигу наших земляков. А для фронтовиков – это еще и персональный подарок.

На первой странице сборника портрет незнакомого мне человека с подписью: «Рябинин Анатолий Иванович, 1926 года рождения, участник Великой Отечественной войны, награжден орденом Отечественной войны II степени, юбилейными медалями.

Никак не ожидал, что через пятнадцать лет встречусь с ним. Оказалось, что у него, кроме других, есть две очень весомые, уважаемые всем армейским братством боевые награды – две медали «За отвагу»…

***
В военном билете Анатолия Ивановича указано:

– Родился 30 сентября 1926 года в деревне Починок Ярославской области, русский, беспартийный, образование 4 класса. Основная гражданская специальность – сапожник. Холост… Должность: стрелок, автоматчик, пулеметчик, авиа­сигнальщик ПВО.

… В семье Рябининых было шесть детей. Младший сын Толя считался «трудным ребенком», поскольку частенько отлынивал от школы. Бывало, что увещевать его приходилось милиционерам. Они-то и «уговорили» его овладеть сапожным делом. Оно не зазорно. Ведь сам маршал Жуков сапожничеством в юности занимался.
А в воздухе «пахло войной». Мальчишки и девчонки усиленно занимались физкультурой, сдавали нормы ГТО (готов к труду и обороне), а те, что старше, ходили после учебы и работы на «курсы молодого бойца», учились стрелять, бросать гранату, рукопашному и штыковому бою. Затишье длилось недолго. Война грянула.
11 ноября 1943 года Анатолий Рябинин по военкоматовской повестке прибыл на призывной пункт. Отправка в город Слободской Кировской области, где полгода шла углубленная военная подготовка. Необстрелянных ребят старались беречь, научить их тяжкому воинскому ремеслу и хорошо освоить вверенное им оружие.
Пришел срок, и красноармеец Рябинин оказался с товарищами на передовой в масштабной операции «Багратион». Гремели жестокие схватки за освобождение Белоруссии и Прибалтики. Первый бой Анатолия случился под Оршей. Его стрелковая часть, выполняя приказ взять немецкого языка, пошла в атаку. Брали линию за линией, окоп за окопом. За один день тогда преодолели 25 огненных километров.

– Страшно?

– Страшно не страшно, – говорит Анатолий Иванович, – а идти вперед надо, хотя везде свистят пули, рвутся мины и кто-то рядом падает. Только вперед. А успех один на всех. Главное, не смалодушничать, не струсить и быть верным солдатской присяге. Ведь за твоей спиной Родина, которую надо любой ценой спасти от врага.

За смелость стрелок Рябинин получает первую благодарность от Верховного Главнокомандующего Сталина и первую медаль «За отвагу».

– Как относились бойцы к Иосифу Виссарионовичу? – задаю вопрос ветерану.

– С огромным уважением. Ему верили. Под каждым серьезным документом стояла его подпись. Все значимые операции на фронтах утверждались им. Как бы его ни чернили расплодившиеся разномастные недруги, мы-то в атаку шли с кличем «За Родину, за Сталина!»

Но мне хотелось все-таки выяснить подробности именно первого боя бывшего сапожника. Спрашиваю:

– За какие конкретные действия вручена медаль?

– Дали за то, наверное, что остался живой. За спины не прятался. Присказку вот припомнил: рядовой пехоты в танке не горел, самолет не таранил, амбразуру не закрывал. Он просто шел вперед, преград не зная…
Ответ бывалого, закаленного солдата, которому совершенно чужда какая-либо рисовка.

Первое ранение Рябинина – 18 сентября 1944 года на границе с Литвой: подорвался на мине. Четыре месяца лежал в госпитале. Подлечился, и опять на передовую. Перед очередной атакой вырыл себе Анатолий Иванович окопчик и залег в нем. Вдруг совсем рядом разорвался снаряд и его доверху засыпало землей. Командир роты, старший лейтенант Портнов кричит бойцам:

– Откопайте Рябинина, может, жив!

Откопали, отряхнули еле живого, но чудом не задетого осколками. Пришлось прочищать глаза, уши, нос и рот от песка. Побыть бы хулителям стратегии и тактики советского командования в рябининском окопчике!..
202 стрелковый полк выдвинулся в Восточную Пруссию. Сменил Рябинин ручной пулемет и три «Максима». В одном из боев, к примеру, систему охлаждения «Максима» пробила пуля, жидкость вытекла и затвор заклинило от высокой температуры. Тогда пулеметчик бросился вслед за товарищами в атаку…
Для обороны Вильнюса Гитлер перебросил из Франции свежую дивизию.

– Бои шли ожесточенные, – рассказывает Анатолий Иванович. – Мы немцев минометным огнем накрыли, напрочь расчехвостили.
За проявленные в боях героизм и находчивость красноармеец Рябинин получил вторую благодарность от Верховного Главнокомандующего и вторую медаль «За отвагу».

На войне тоже бывают забавные эпизоды.

– Однажды командир роты говорит мне: наши парни идут в наступление, прикрой их пулеметным огнем, – вспоминает Анатолий Иванович. – Кругом взрывы, пальба. Со своим расчетом я выдвинулся вперед и укрылся в каком-то окопе. Смотрим, лежит немецкий ранец, а в нем хлеб, сливочное масло и большая пачка сигарет. Немецкий хлеб есть не стали, он плохой. Масло намазали на свой хлеб и стали пировать. Вдруг замечаем бегущего к нам немца. Он, по всей вероятности, за оставленными припасами решил вернуться. Кричу ему: Ком, ком! Иди, иди! Немец замер на месте. Я тогда по-русски покрепче выразился. Тот сразу все понял и дал деру…

23 Февраля, День Красной Армии, Анатолий Иванович запомнил на всю жизнь. Старшина, плохо разбирающийся в военных тонкостях, отдал ему распоряжение подобраться к верхушке ближнего холма и пулеметными очередями уничтожить засевшего там фашистского снайпера, хорошо замаскированного. Пока Рябинин осматривался, выслеживая «кукушку», его обнаружили: снайперская пуля пробила бедро… И снова госпиталь, несколько операций, долгое оздоровление. 9 мая Анатолий Иванович встретил в Латвии.

***
Подведем итоги: все этапы жизненного пути А.И. Рябинина отмечены воинскими и трудовыми наградами. Это орден Отечественной войны II степени, медали «За Победу над Германией» и Жукова, медаль «Ордена Доблести», а также медаль «65 лет вызволения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков», присланная Президентом Лукашенко. Эти награды, как отмечено в орденской книжке, «За храбрость, стойкость и мужество…»
В списке трудовых наград – медаль «Ветеран труда», почетный знак «Ударник одиннадцатой пятилетки» от коллегии Минцвета СССР и Президиума ЦК профсоюза работников металлургической промышленности, и другие.

***
Демобилизовался А.И. Рябинин на Сахалине в 1950 году из танкового полка. Работал в Рыбинске токарем на авиазаводе, лесорубом в леспромхозе, шурфовщиком и проходчиком в полевой партии, рабочим в топографической партии. Трудовой след оставил на Урале, в Казахстане и Якутии, на Дальнем Востоке и Чукотке. Объездил всю колымскую трассу. 6 мая 1976 года приехал в поселок Эвенск, где устроился в геологоразведку. Жителем Магадана Анатолий Иванович стал в 1986 году.

Публикацию подготовил
Петр ЛИВАНОВ.

Автор:  Петр ЛИВАНОВ "Вечерний Магадан"