День в истории Колымы вторник 25 июня

Праздник или знаменательная дата отсутствует
г.Магадан - численность населения 102,7 тыс. человек. Расстояние до Москвы - 7100 км
 
 

» » » Павлов Герман Федорович

 

Магадан и Колыма » Наука

Павлов Герман Федорович
 

Павлов Герман Федорович
 

Версия для печати    Отправить сообщение об ошибке

 
 
30 апреля 2002 года в Москве на 65-ом году жизни скоропостижно скончался Герман Федорович Павлов. Соседка по квартире нашла его утром в старом кресле со свежей газетой в руках уже бездыханным.

Герман Федорович ушел из жизни - что совершенно несвойственно его натуре - тихо, спокойно и одиноко. Смерть, похоже, была неожиданной и мгновенной. Бог даровал ему этот легкий уход. Хотя жизнь Германа Федоровича жизнью праведника не назовешь, он, как оказалось, заслужил эту малую благость.

Но все-таки Герман Федорович остался верен себе и в смерти: не всякий подгадает уйти в небытие перед бесконечными майскими праздниками и к тому же, в канун 25-летия своего любимого детища - Геолого-минералогического музея СВКНИИ.

Герман Федорович Павлов прожил в Магадане сорок лет. Сорок лет эта яркая и неординарная личность украшала культурный ландшафт города. Его отличали бурный темперамент, жадный интерес ко всему, что касалось спортивной, культурной и общественной жизни. Куда ни глянь: театр, радио, телевидение, пресса, различные общественные движения - везде Герман Федорович оставил свой добрый след, всюду у него остались хорошие знакомые, приятели и друзья.

Библиофил. Возглавлял в свое время "Общество книголюбов". Собрал личную библиотеку - одну из самых больших и интересных в городе.
Спортсмен. Мастер спорта. Чемпион Москвы. Судья всесоюзной категории. Спортивная ориентация - борьба греко-римская, вольная, самбо... Тренер, а значит, педагог, и - как результат - благодарные ученики. Много учеников.
Шахматист - страстный, азартный. Играющий только на победу. И не абы как, а кандидат в мастера.

Он быстро обратил на себя внимание в науке. "Карта снегозаносимости Северо-Востока СССР", составленная группой молодых ученых только что образовавшегося СВКНИИ, где Герман Федорович был одним из основных исполнителей, до сих пор не потеряла своей актуальности для краеведов, экологов и составителей нынешней "Северной концепции".
Работа по россыпной оловоносности Северо-Востока СССР была блестяще защищена на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук уже в 1972 году.
А впереди возможности, перспективы, желания...

И вот - музей. Мне довелось восемнадцать лет поработать под началом Германа Федоровича при создании и становлении этого музея и сохранить со своим начальником добрые приятельские, вернее даже дружеские, отношения.

Статьи о музее, а иногда и экскурсии я начинал сакраментальной фразой: "Идея создания музея принадлежит академику Николаю Алексеевичу Шило". И всякий раз ощущал некоторую неловкость. Посудите сами: создание музея - дело почти обязательное в любом научном учреждении. Столь тривиальная идея мелковата для Николая Алексеевича. Тем более, что геологический музей в институте в определенном виде существовал и до прихода Германа Федоровича: в большом зале стояли два десятка деревянных полированных "саркофагов", в которых были захоронены каменные геологические материалы. Но Николаю Алексеевичу нужен был не музей, а ... - МУЗЕЙ! И он доверил это дело Герману Федоровичу, в очередной раз подтвердив свою прозорливость как администратора и талант руководителя, тонко понимающего, на что способен каждый из его кадровой обоймы. Он поставил Германа Федоровича "на музей" и выдал ему карт-бланш. Однако, надо сказать, что без постоянного внимания и отеческой заботы о музее со стороны Николая Алексеевича даже Герману Федоровичу во времена тотального советского дефицита пришлось бы туго. И все-таки...
И все- таки авторство живописного полотна, вообще - произведения искусства, жизнь и история оставляют за художником, а не за господином, нанявшим художника, обеспечившим его красками и холстом, оплатившим аренду мастерской.

Герману Федоровичу удалось решить поставленную перед ним задачу - создать музей, который приобрел сначала всесоюзную, а затем и международную известность. Здесь в полной мере оказались востребованы его эрудиция, научный подход к проблеме, тонкий художественный вкус, обаяние, распространяющееся на людей любого социального слоя. Способность убедить, достать, согласовать и решить, то есть в конечном счете - организовать и сделать. Если сейчас в музее и есть какие-то изменения, то все интерьеры и основной коллекционный фонд остаются практически такими же, какими были при Германе Федоровиче.

Официально Геолого-минералогический музей СВКНИИ ДВНЦ АН СССР открыт 18 мая 1977 года - в этот день была зафиксирована в журнале посетителей первая экскурсия. Именно этот день - 18 мая - ЮНЕСКО учредило как Международный день музеев. До сих пор не знаю и уже, наверное, не узнаю никогда, что это было - символическая случайность, или Герман Федорович из каких-то только ему известных источников узнал о предстоящей сессии ЮНЕСКО и подгадал совпадение? Знаю только, что Герман Федорович имел слабость к символике и склонность к красивой мистификации.

Время становления музея - это была созидательная, азартная и радостная пора! А потом работа, работа, работа - что называется, взахлеб. В музее велись и собственные научные разработки. Для изучения месторождений цветных и поделочных камней, метеоритов, животного мира мамонтового периода было организовано не менее 30 полевых отрядов. Как положено, защищались информационные отчеты, писались отчеты итоговые, публиковались научные сообщения, издана книга "Халцедоны Северо-Востока СССР", набор открыток "Богатство недр Северо-Востока"...

Вот, например, о Киргиляхском мамонтенке написано много, в основном, с научных позиций. А с житейских? Находка сенсационная, а значит, вопрос престижный. Ну кто теперь помнит, что у нас в музее был сначала - и не без труда доставшийся - гипсовый слепок. Но даже эту гипсовую копию возили на обозрение в Японию. Потом Герман Федорович добился, чтобы нам сделали копию из папье-маше, точно такую же, как в Зоологическом музее Ленинграда. Получив копию из папье-маше, гипсовую подарили Геологическому музею СВТГУ.

А нога Энмынвеемского мамонта? И московские и владивостокские биологи и таксидермисты отказались работать с ней. Герман Федорович привлек биологов ИБПС, ногу законсервировали, а мы в музее самостоятельно провели таксидермические работы.
Или чучело мамонта в его натуральную величину. Оно, как призрак, появилось в коридоре первого этажа и, как призрак же, снова исчезло. Увы, не нашлось места в нашем интерьере этому великану.

А Геологический глобус? Его начинал делать еще Дмитрий Никитич Федотов - не получилось. Подрядился сделать Магаданграждан-проект - увы! Мы сделали сами. Только, чтобы вытащить "шарик" из подвала музейных мастерских, пришлось вырубать бетонную стенку - в двери не пролезал. Глобус оказался третьим по счету в Советском Союзе и был сделан, как выяснилось со временем, качественнее двух других.

Много усилий потребовало создание экспозиции по полезным ископаемым региона. Особенно эта работа активизировалась, когда музей был переведен в ранг лаборатории и в наш коллектив вошла Н. Е. Савва с ее золото-серебряной тематикой.

А музейные мастерские, камнехранилище! В камнехранилище были тысячи образцов - геологическая фактура региона, документально оформленная. Мастерские строили, изобретали, собирали по винтику, осваивали. Все лучшее, что есть в музее, прошло через них... Сегодня нет ни мастерских, ни камнехранилища. Реорганизовались...

Особое место в музее занимают материалы, относящиеся к космосу. Космос для Германа Федоровича был главной темой, даже более важной, чем - тогда очень популярная у массовой аудитории - тема агатовая. Полтора десятка уникальных метеоритов, и с каждым связана своя история. А чего стоило Герману Федоровичу появление в нашем музее лунного грунта?!.. И это в то время, когда космические снимки и фотографию американских астронавтов на Луне мы показывали посетителям из-под занавески - эти материалы имели гриф "для служебного пользования". А какая удивительная история была с доставкой в музей метеорита "Анюйский". Или три - увы, безуспешных - попытки поисков метеорита "Жиганск". И уж совсем мало кто знает, что уникальный железокаменный метеорит "Омолон" - личное открытие Германа Федоровича Павлова. А дело было так. В каком-то институтском кабинете, на столе, он обнаружил образец и сразу же понял, что имеет дело с "космическим пришельцем". У меня, говорит, даже руки затряслись...

Герман Федорович "раскрутил" свою находку: Северо-Эвенский район, ветеринарный врач совхоза, пастух-оленевод, минералоги Эвенской экспедиции и даже КГБ... Переписка, бесконечные звонки в Эвенск. В итоге картина падения метеорита и его находки была выяснена до конца, и Герман Федорович снарядил музейный отряд. Начальником эвакуационной команды был отправлен Ю. А. Колясников.

В те годы нам отовсюду несли куски металла или других материалов для диагностики - не метеорит ли? У нас в плане даже было организовать экспозицию из псевдометеоритов.
И, конечно же, по теме "Метеоритика и астроблемы" велась большая и постоянная научная работа. Неспроста Комитет по метеоритам АН СССР оставил за нашим музеем право хранить основные массы уникальных метеоритов и рекомендовал организовать при институте Метеоритную комиссию.

Наряду с поисково-собира-тельской и научной деятель-ностью, велась работа обычная, музейная - пропаганда геологических знаний. Как минимум раз в год организовывалась какая-нибудь выставка из новых поступлений: "Геология Корякского нагорья", "Полезные ископаемые СССР", "Самоцветы Седедемы", выставка-конкурс "Радуга в камне" с привлечением камнелюбов города и т.д. и т.п. Выездные выставки: в Москве, Ленинграде, Владивостоке - обычно заканчивались получением дипломов. Да разве упомнишь все, что мы "натворили" за полтора десятка лет?

И все эти годы - экскурсии, экскурсии, экскурсии... Бывало по четыре, а то и больше экскурсий в день. К их проведению привлекались практически все ведущие специалисты, а молодежь оттачивала свое ораторское искусство на школьниках. Довольно быстро достигли годового результата - более 250 экскурсий, свыше 5000 посетителей!

В мае 1982 года был открыт второй зал музея, одной из главных достопримечательностей которого, кроме минералогических красот, является пол, устланный декоративной каменной плиткой (датолит-геденбергит-волластонитовый скарн), отправленной нам из Владивостока по распоряжению Н. А. Шило. Открытие зала было приурочено к пятилетнему юбилею музея и приезду Николая Алексеевича из длительной командировки. Помню, как целый месяц мы, сотрудники музея и привлеченные в авральном порядке сотрудники института, денно и нощно работали на этом "объекте". Помню всеобщее напряжение и некоторую настороженную заминку академика перед дверью в открывающийся зал...

Все получилось замечательно - Николай Алексеевич остался доволен.
- Вы, Герман Федорович, блестяще справились с поставленной задачей... Спасибо. - Академик имел в виду не только новый зал, но и музей в целом. А что же Герман Федорович? Герман Федорович пошел срочно оформлять список на премию. Такие списки у него всегда получались длинные: шофер, уборщица, завскладом, снабженцы и т.д. Вокруг новой находки, интересного поступления в музей, организуемой выставки или любого другого мероприятия, Герман Федорович умел создать ажиотаж, возбудить всеобщий интерес, привлечь телевидение, прессу - как теперь говорится - раскрутить дело, организовать из сотрудников института, а если нужно - из людей, далеких от института, группу добровольных "подельщиков". А когда мероприятие удавалось, умел выбить у администрации деньги на поощрение и потом сладострастно составлять премиальные списки.

К настоящему времени сложилась печальная статистика, но в год 25-летнего юбилея об этом грех не вспомнить. Из жизни ушли почти все, кто реально стоял у истоков музея: Эдуард Викторович Гунченко, Анатолий Владимирович Лях и вот - Герман Федорович Павлов. Царство им всем небесное!

У кого-то могут возникнуть возражения, дескать, что же, музей создавали только эти люди? Боже упаси! Нет, конечно. Музей - продукт коллективного творческого труда и, пожалуй, трудно отыскать хоть одного из старых сотрудников института, который не был бы задействован в этой работе. Только фокус в том, что эту массу людей нужно было организовать и объединить на добровольное подвижничество. А Герману Федоровичу с его обаянием, темпераментом и напористой убежденностью это сделать удавалось. Музей был центром притяжения и объединяющим ядром всего институтского коллектива.
Свое отношение к Герману Федоровичу я высказывал еще при его жизни и большим тиражом. Смотрите альманах "На Севере дальнем" за 1984 год, где напечатана моя дорожная повесть "Метеоритный дождь".

... А здесь мне хочется привести стихи, написанные Герману Федоровичу на 50- летие. Полагаю, что они расскажут о моем герое не меньше, чем предшествующие абзацы (1988 г.).

Пожито, попито, поработано,
Да и любовями не обижено:
Жадно полвека у жизни оттоптано
И, слава Богу, ни язвы, ни грыжи.

Пускай седина по вискам и в бороду
И полон набор ветеранских званий,
В глазах еще буйствующих, как смолоду,
Душа зажигает пожары желаний.

Звезды, планеты и астероиды,
Дожди метеорные и Галеи,
И все магаданские гуманоиды
Счастливы быть на твоем юбилее

Лестно в историю с периферии
Попасть самоцветами кос Алазеи,
Еще бы! Радостно до эйфории
Стать экспонатом в твоем музее.

И снова сенсации, прямо градом
О ДНК положительны сведенья!
И всякий готов оказаться рядом,
Чтобы участвовать в мамонтоеденье.

Но не для всякого индивида
Доступны эстетика риска и шик
Над телом огненного болида
Зажарить мамонтовый шашлык!..

Да, Герман Федорович Павлов был мощной личностью. Казалось со стороны, да и с близкого расстояния тоже, что эту глыбу не сдвинуть и не свалить. Но где-то в этом монолите скрывалась червоточина, какой-то не всякому заметный изъян. Что это было: легкость, с которой он шел по жизни, и как результат - неумение "держать удар", сентиментальность, иногда до слезливости, или чересчур ранимое самолюбие? Не знаю. Знаю только, что в этой щербине угнездилась национальная российская хворь... И он ушел из музея и из института.
Ему было много дано от Бога, Он многое сделал, но, на мой взгляд, полностью свою миссию на Земле не выполнил. До последнего дня я надеялся, что он выкарабкается. Надежды подтверждались его воспоминаниями, цикл которых печатался в газете "Вечерний Магадан". Этот цикл, однако, не закончен. До меня дошли слухи, что он продолжал писать свои заметки. А стало быть, он снова может появиться среди нас. Только уже в другом измерении...

Вслед за Германом Федоровичем добровольно-принудительно ушел из музея и я. И семь лет не переступал его порога. В юбилейный день я сделал этот шаг. На что надеялся?.. Чего хотел?.. Мне казалось, что дух Германа Федоровича должен бы витать тут. Увы, не увидел я ни портрета, ни даже где-нибудь пропечатанной, хотя бы на этикетке, фамилии создателя музея. И все-таки я облегченно вздохнул, когда подошел к законсервированной мамонтовой ноге. Пахнуло... Пахнуло "мамонтовкой" - легким спиртовым перегаром. А Герман Федорович слабых в процентном отношении напитков не любил... Так что, как ни искореняй, дух создателя из музея не выветрится никогда...

Четверть века! Это уже история. Прямая обязанность музея - сохранить ее для потомков объективно. Музейный экспонат - это овеществленный факт. Он не должен быть, как принято говорить в геологии, "собакитом". Он должен иметь авторство и достаточно точную пространственную и временную привязку.

Так или иначе, но Герман Федорович создал себе рукотворный памятник. И будь моя воля, я бы музею СВКНИИ присвоил имя Г. Ф. Павлова. Но знаю, что в силу многих причин, этот проект, как говорится, непроходной. Тем не менее, увековечить память Германа Федоровича можно внутри музея.

Самая ценная коллекция в нашем музее и по познавательно-эмоциональному эффекту и в денежном эквиваленте - коллекция космическая: метеориты, фульгурит, импактные образования и лунный грунт. Эта коллекция одна из довольно крупных даже в масштабах России. Это наше национальное достояние. Тем, что она у нас существует, мы целиком и полностью обязаны Герману Федоровичу Павлову. С этим согласятся все сотрудники, которые участвовали в собирании коллекции и в ее изучении. Согласились бы и существовавшие при Германе Федоровиче Метеоритная комиссия СВКНИИ и Музейный совет. Никто не запретит нам назвать коллекцию, связанную с космосом, коллекцией имени Г. Ф. Павлова.

Смерть в определенном возрасте и в определенных обстоятельствах ожидаема и неотвратима, но чаще всего внезапна. И мы говорим о вечной памяти. Иногда, увы, лицемерим. Но про себя-то я знаю, что буду помнить Германа Федоровича - Геру, до конца своих дней и вспоминать словом благодарственным, добрым, уважительным. Возможно, ироничным, но никогда - злым...

P.S. Или пролог к будущим рассказам о музее.
... Музейный полевой отряд проводил работы на Ольском плато. У Анатолия Владимировича Ляха в то время случился день рождения. Естественно, с "инспекцией" приехал Герман Федорович. Трое суток изучали собранный материал до аметистового цвета в глазах.
Раннее утро четвертого дня. Клочки ночного тумана. Голубое бездонное небо, изумрудная зелень лиственниц. И горы в прозрачной голубизне. И звенящая тишина. Звон тишины аранжируется мелодичным журчанием ручейка - это река Ола в самых ее истоках. Из палатки, в одних трусах, выпятив объемный живот, выползает Герман Федорович. Он ежится от утренней прохлады и воздевает руки к небу.
- Здорррово, урррки! - это его обычный приветственный клич. Эхо перекатывает звук "Р" по горным отрогам.
- Как прррекрррасен этот миррр!..
И в верхнем и в нижнем лагере, кто спал, тот проснулся. А эхо снова грохочет по агатовым скалам. И никто не услышал, как Гера тихо и печально закончил свой монолог:
- Вот если бы не пить...
Он вернулся в палатку, грузно опустился на нары и налил разведенный спирт в свою походную 50-граммовую стопку.

P.P.S.
Мне не хочется обещать даже на сороковины друга, что я что-то напишу о музее. Пообещав, обяжешь себя. А ведь можно и не успеть... Но уже просматривается в моем воображении основная линия повествования, и десяток почти правдивых историй уложились в сюжетные рамки и толпятся, выстраиваясь по ранжиру...
А командует этим отрядом, конечно же, Герман Федорович Павлов.
Б. ЖУЛАНОВ. 
 
     
 
 
 
     
 
 
 
     
  подпишитесь на наши новости в Telegram  
     
 
 
 
     
   
 
 
 
 
 

Энциклопедия Колымского края

 

 
Расписание движения по маршрутам № 101  Магадан – Уптар – Аэропорт и № 111  Магадан – Аэропорт
Популярное на сайте

17 ноября 2015 Расписание движения по маршрутам № 101 Магадан – Уптар – Аэропорт и № 111 Магадан – Аэропорт

Начальный пункт - остановка « Автовокзал «Магадан».
Конечный пункт - остановка « Аэропорт»

 
 

Песни о Магадане

Музыкальные произведения разных лет, посвященные Магадану и колыме

 
 

Флаг и герб города

За основу герба города Магадана принят герб, утверждённый решением IX сессии XI созыва Магаданского городского Совета депутатов трудящихся от 18 июня 1968 года, автор проекта герба - художник Мерзлюк Н.К.

 
 

Расписание движения автобусов по области

Диспетчер городского автотранспорта: 62-57-97
Справочная городского автовокзала: 62-28-97

 
 

 
 
 
 

Лента новостей

читать всю ленту новостей
 

 
 

Еще о Колыме →

 

Колымский фотоальбом

вся красота нашего колымского края
   

Кто есть кто в регионе

политики, ученые, общественные деятели, руководители

   

Галерея славы и почета

люди внесшие вклад в развитие и освоение региона

   

А.Смирнов "Тайны города"

прочитав эту книгу, вы откроете для себя Колыму с неожиданной стороны

   
 
 

 


 
 

Губернатор Магаданской области, председатель Правительства Магаданской области

НОСОВ Сергей Константинович
 

 
Мэр города Магадана

Мэр города Магадана

Гришан Юрий Федорович
 

 
Председатель Магаданской областной Думы

Председатель Магаданской областной Думы

Сергей Васильевич Абрамов
 

 
Магаданская областная Дума

Магаданская областная Дума

Магаданская областная Дума VI созыва представлена 21 депутатом, избранным по смешанной системе.
 

 
 
     

 

При полном или частичном использовании материалов, ссылка (гиперссылка) на "КОЛЫМА.RU" обязательна. По всем вопросам работы портала и по размещению рекламы обращайтесь:
тел. (4132) 626802,+7964 455 1698.

© ООО ИА "КОЛЫМА-ИНФОРМ"  2000-2015 г.
Свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС 77-27833 от 19 апреля 2007 года выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
[email protected]. ICQ 65503543

Рейтинг@Mail.ru