Психология... за решеткой

/uploads/posts/2015-03/1426830161_zona.jpg



Возможно, кто-то, услышав о необходимости работы психолога в уголовно-исполнительной службе, пожмет плечами: «При чем здесь психология? Отбывает срок преступник за решеткой - вот и пусть исправляется, нечего в его тонкой душевной организации разбираться». И будет не прав.


- Работа психолога в системе Федеральной службы исполнения наказаний начинается не с исправления осужденных, а с отбора тех, кто будет это самое исправление осуществлять, - рассказывает Алена Бокова, руководитель психологической службы УФСИН России по Магаданской области. - Отбор в нашу систему серьезный, ведь предстоит работать с весьма непростыми людьми, иметь дело с оружием. Именно поэтому совесть кандидата должна быть стерильной, как пробирка, а нервы прочнее стальных канатов. К сожалению, подбирать персонал становится все труднее - у большинства молодежи сегодня в послужном списке значатся общение с дурными компаниями, употребление наркотиков, злоупотребление алкоголем, зависимость от азартных игр и такие «незначительные» преступления закона, как, к примеру, вождение автомобиля в нетрезвом виде. Но даже такие «мелочи» ставят крест на карьере в УФСИН. Умолчать о подобных фактах в своей биографии не получится - провести «Полиграф Полиграфыча» и психологические тесты не удавалось еще никому.

Помимо подбора персонала, психологи сопровождают молодых сотрудников: помогают влиться в коллектив, тестируют, насколько новичок адаптировался к условиям службы. Еще они проводят плановое психодиагностическое обследование каждого служащего в учреждении - замечено, что люди, работающие непосредственно с осужденными, со временем сами становятся похожими на них по своему поведению, речи и реакциям. И это при том, что сотрудник уголовно-исполнительной службы должен быть примером для окружающих. Нередко бывает, человек настолько выгорел на службе или в семейной жизни, что допускать его к оружию просто опасно.

У психологической службы магаданского УФСИН женское лицо - из десяти психологов лишь двое мужчины. И это неудивительно - кто, как не женщина, сможет подобрать ключик к душе самого отпетого мошенника? Но, пожалуй, есть такие учреждения, где хрупкой даме не место. К таким относится исправительная колония строгого режима № 4, расположенная в п. Уптар.

- По европейским нормам считается, что на одного психолога должно приходиться не более 50 осужденных, тогда работа наиболее эффективна, - делится старший психолог ИК № 4 Алексей Владимирович (фамилия скрыта из соображений безопасности), - но на нас с напарником лежит ответственность за почти 600 мужчин, совершивших тяжкие преступления - убийства, изнасилования, грабежи, терроризм. Работы немало, начиная с первичного обследования прибывшего, составления заключения и характеристики, которые идут в личные дела, наблюдения в процессе отбывания наказания и заканчивая анализом психологического состояния человека в конце отбывания срока.

Специфика ИК № 4 в том, что большинство осужденных отбывает здесь длительные сроки, и, как бы странно ни звучало, это положительный момент для работы психолога. Можно планомерно и без спешки корректировать поведение заключенного, вырабатывать позитивные установки. Опять-таки, длительная изоляция от общества, соблазнов и удовольствий свободного мира поневоле заставляет осужденных задуматься о смысле жизни, правильно расставить приоритеты.

- Взять, к примеру, такой случай, - рассказывает Алексей Владимирович. - Сейчас у нас отбывает наказание 29-летний парень. Сел три года назад за бандитизм. Гонору у него было столько, что и разговаривать нормально не хотел, никого не уважал. Год прошел, смотрим: спеси поубавилось, на контакт пошел. Сейчас как будто совершенно другой человек - адекватный, вдумчивый, рассудительный. Самое интересное, что сейчас он даже благодарен судьбе за то, как она оборвала его разгульный образ жизни. Теперь мечтает о нормальной профессии, хочет вернуть утраченную семью, стать настоящим отцом маленькому сыну. А выйдя на свободу, собирается организовать общество единомышленников, чтобы бороться с наркодилерами.

Сегодня в ИК создаются комфортные условия для работы психологов. Комнаты для релаксации оснащают специальной аппаратурой. Возможностью отдохнуть под приятную музыку с удовольствием пользуются не только осужденные, но и сотрудники колонии - для них также оборудована комната для снятия стресса.

Тройка, как называют в народе ИК № 3, - колония общего режима, условия здесь помягче, нежели в уптарской ИК. К сожалению, для воспитания многих обитателей заведения это скорее минус, чем плюс. Немалый процент из их числа - молодые мужчины, осужденные по 228-й статье Уголовного кодекса РФ (хранение и распространение психотропных веществ). Для такого контингента считается нормой тунеядство. А зачем трудиться, если из заработанных денег вычтут задолженные алименты или компенсацию, установленную судом, да еще и за содержание в самой колонии высчитают? По выходе из тюрьмы получишь, по меркам таких людей, копейки. То, что хорошее поведение и работа - веский аргумент для условно-досрочного освобождения, для них роли не играет.

- Это такой стиль жизни, мировоззрение, - рассказывает Оксана Николаевна, психолог ИК № 3. - Они в своей жизни не работали ни дня, при этом имели большие деньги от продажи наркотиков. Им чужды понятия долга, справедливости, ответственности. Поэтому каждый, кого удается переубедить, становится для нас настоящей победой!

А такие есть. Они изготавливают стеклопакеты, шьют детские пеленки для нужд Магаданского дома малютки, производят туалетную бумагу, вырезают статуэтки из бивней моржа, получая в обмен возможность иметь больше передач и посылок, чаще звонить домой, встречаться с родными и, самое главное, выйти на свободу раньше срока.

- Отсутствие времени для работы с осужденным - наша основная головная боль, - сетует Анастасия Геннадьевна, психолог колонии-поселения № 2, расположенной в с. Сплавная. - Большинство живущих в колонии осуждено на срок от трех месяцев до года-полутора. Этого времени мало, чтобы выработать у человека установку стать полноценным членом общества. Тем более, что уж скрывать, очень многие наши «клиенты» рассматривают свое пребывание в поселении как благо. Это лица без определенного места жительства, безработные, склонные к алкоголизму. Большинство из них к нам приезжает с Чукотки. Не зря же нашу колонию-поселение в шутку называют пионерским лагерем строгого режима - здесь таких бедолаг отмоют, накормят, здоровье поправят на свежем воздухе, а на прощание еще и «спецпаек» выдадут, в котором одежда по сезону, предметы личной гигиены и запас продуктов. Поэтому отбить желание возвращаться в поселение у такого рода контингента - задача не из легких.

Правда, в прошлом году руководство УФСИН сделало значительный шаг в этом направлении. Если раньше в колонии вместе содержались и те, кто впервые осужден, и те, кто уже не раз оступался, то теперь в поселении проживают только впервые осужденные. Остальных отправляют в специальные колонии за пределы Магаданской области. Благодаря раздельному содержанию воспитательная работа с впервые осужденными проходит быстрее и плодотворнее.

Работать психологом в следственном изоляторе под силу не каждому. Большинство мужчин, женщин, подростков находится в стрессовом состоянии после расставания со свободной жизнью. Тяжелее всего первоходкам - в их головах сплошные страхи и переживания. Как себя вести с соседями по камере? Что ждет в исправительной колонии? Смогу ли вынести все это? Ответы на эти вопросы помогает найти психолог СИЗО № 1 Яна Юрьевна.

- Очень важная задача, - рассказывает она, - подобрать соседей по камере таким образом, чтобы не навредить. В одну камеру нельзя помещать подозреваемых, проходящих по одному уголовному делу. Недопустимо, чтобы вместе содержались впервые обвиняемые и уже судимые. Женщины, подростки также должны находиться отдельно. После того как все предписанные законом нюансы соблюдены, к процессу подключаются психологи. Они подбирают сокамерников таким образом, чтобы пребывание в замкнутом помещении было максимально комфортным и безопасным. Так, рядом с сильной, антисоциально настроенной личностью нельзя размещать людей ведомых, подверженных влиянию, иначе жди беспорядков и бунта.

Собираются вместе осужденные в депрессивном состоянии и агрессоры - остерегайся самоубийства.

Практически ежедневно средства массовой информации рассказывают о происшествиях в следственных изоляторах России. Зачастую главной причиной становится их переполненность, из-за чего у подозреваемых и обвиняемых возникают конфликты. В этом плане магаданским психологам на руку играет не столь большое в сравнении с другими регионами количество совершаемых преступлений. Так, лимит наполнения СИЗО № 1 - 305 человек, фактически сейчас там пребывает полторы сотни. Свободных мест много, поэтому подобрать подходящую компанию для нахождения в одной камере удается практически всегда.

Большую роль в том, чтобы разгрузить следственные изоляторы и исправительные учреждения, играет политика демократизации уголовно-исполнительной системы. Зачем запирать на замок тех, кто не совершил тяжкого преступления и вряд ли будет скрываться от закона? Для них существуют меры пресечения, не связанные с арестом. Именно такой категорией осужденных занимается уголовно-исполнительная инспекция. Хотя Евгения Валерьевна, психолог инспекции, не скрывает, что работать с «условниками» непросто:

- К примеру, приходит к нам отметиться мужчина, которого суд за кражу в магазине обязал отработать 200 часов общественных работ. То есть после своего обычного восьмичасового дня он должен не менее двух часов посвятить работам на благо общества - например, снег убрать на территории библиотеки или скамейки в парке покрасить. А тут ему предлагают на вопросы теста ответить или пройти групповой психологический тренинг. Понятно, что у него совершенно нет желания тратить свое драгоценное время на, как ему кажется, абсолютно бессмысленное занятие. Поэтому основное свое внимание я направляю на несовершеннолетних правонарушителей. Сегодня у нас на учете состоят 14 подростков. Большинство из них осуждено за кражи, грабеж и угон автомобилей. Мы стараемся воздействовать на умы и души мальчишек не только психологическими методами. Устраиваем встречи с ветеранами уголовно-исполнительной системы, ходим на экскурсии в музеи, посещаем выставки, концерты, спектакли. Чем больше внимания сегодня мы станем уделять подрастающему поколению, тем меньше работы завтра будет у наших коллег в исправительных заведениях.

- Казалось бы, название одно - психологическая служба, а какое разнообразие вариантов работы! - подводит итог Алена Бокова. - Надо отметить, среди специалистов, проходящих службу в уголовно-исполнительной системе, случайных людей нет. Не каждому работа с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными по зубам. Не скрою, были и такие, кто приходил на службу, но, проработав год-другой, находил более уютные места. Нельзя упрекать их в этом, ведь наши «клиенты» - не родители, обеспокоенные поведением своего чада в школе, и не супружеские пары, испытывающие кризис в семейной жизни, а подчас изобретательные и опасные преступники. Для тех же, кто остается, работа становится настоящим призванием. А по-другому здесь просто нельзя.

Автор: Ольга Волгина

Автор:  Ольга Волгина "Магаданская правда"