Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; LinkfeedClient has a deprecated constructor in /var/www/kolyma-web/data/www/kolyma.ru/0de68a956d67129a8e0f2c4dcefbcf212d6eee39/linkfeed.php on line 3 Магадан > Версия для печати > Илья Розенблюм: Между мной и Цветковым пробежала черная кошка
Политика Обзоры прессы > Илья Розенблюм: Между мной и Цветковым пробежала черная кошка

Илья Розенблюм: Между мной и Цветковым пробежала черная кошка


29.03.2019.
Бывший председатель Магаданской областной Думы рассказал, как заксобрание работало в условиях кризиса конца 90-х

18 мая 1997 года состоялись выборы в Магаданскую областную Думу II созыва (1997 — 2001). В составе того регионального заксобрания из 17 народных избранников 8 депутатов получили мандат доверия во второй раз. Председателем стал генеральный директор АО «Колымаэнерго» В. А. Пехтин. После избрания его депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ в феврале 2000 года Магаданскую областную Думу возглавил И. С. Розенблюм.

Деятельность Магаданской областной Думы II созыва пришлась на трудную экономическую ситуацию в стране. Насколько плохо обстояли дела в области в то время, говорят два факта: в 1997 году при губернаторе Цветкове была создана временная чрезвычайная комиссия по укреплению налоговой и бюджетной дисциплины, которая имела полномочия проводить проверки деятельности юридических лиц и привлекать к ответственности руководителей за неуплату налогов и нарушение законодательства. Из-за невыплаты заработной платы бастовали педагоги школ Ягоднинского района, а работники автотранспортных предприятий Магаданской области пикетировали здание областной администрации с требованием скорейшей выплаты огромного долга областного бюджета перед автотранспортниками — более 150 млрд. руб. Зимой 1998 года температура в домах магаданцев упала до 12 градусов, а в городе-побратиме Анкоридже шел сбор гуманитарной помощи для жителей Колымы.

Денег не было, но мы держались

По словам Ильи Розенблюма, основная проблема в те годы — нехватка бюджетных средств. Тогда в регионе был создан бюджетный резерв, это было сделано по настоянию администрации, чтобы она могла расходовать каждый раз эти средства на неотложные нужды, не согласовывая с Думой этот вопрос.

- Чтобы вы себе представляли, тогда бюджет более чем наполовину состоял из субвенций из центра. А вторую половину, что наполняли сами, давала Омолонская компания, которая была единственным крупным прибыльным предприятием в те годы. Ну и еще же был бюджет Особой экономической зоны, который также как-то помогал сводить концы с концами, — говорит Илья Семенович. — Тем не менее бюджет надо было как-то поделить. Предпринимали попытки создать преференции для отдельных предприятий — например, для Колымской ГЭС, чтобы можно было строить Усть-Среднеканскую ГЭС. Рудник им. Матросова пытались удержать на плаву, давали отдельные льготы. А самое главное было — соблюсти баланс между расходами экономическими и социальными. Вот это было самое сложное.

По рассказам Ильи Семеновича, драка в Думе шла за каждый бюджетный рубль, особенно при распределении средств в районы Магаданской области. В те времена между Думой и администрацией нередко возникали конфликты по поводу целесообразности расходования бюджетных средств.

- Например, с большим трудом проходил вопрос о строительстве аффинажного завода. Я и тогда был против этого, и, как показал итог, все это было вообще придумано с имиджевыми и, наверное, с коррупционными целями. Это мне не удалось отбить, поскольку губернатор Цветков тогда обладал такой мощной харизмой, что ему противиться было трудно. Он убедил Думу, что это надо делать. А была еще одна идея — построить нефтеперерабатывающий завод, привозить в область сырую нефть и ее тут перерабатывать. Вот эту идею, к счастью, удалось похоронить. Я считаю, что это (строительство НПЗ. — Прим. ред.) было бы ужасно и с точки зрения экологии, и с точки зрения экономики, — продолжает Илья Розенблюм.

ОЭЗ изначальная

Чтобы наполнить бюджет, у руководства Магаданской области возникла идея создать Особую экономическую зону и оставлять больше налогов в регионе. Дума должна была принять целый ряд нормативных актов, призванных обеспечивать функционирование ОЭЗ в рамках, определенных федеральным законом.

- Это была идея губернатора Цветкова, — рассказывает Илья Розенблюм. — Он все время генерировал какие-то идеи. И он в основном пробивал ОЭЗ в Москве. То была попытка получить какие-то средства, чтобы пополнить бюджет. С большим трудом проходила эта идея. Но в итоге удалось продавить, но только Магадан попал до Палатки, а не вся область, как планировалось вначале. Поэтому главная задача оказалась не выполнена — все золотодобывающие предприятия встроить в ОЭЗ.

По словам Ильи Семеновича, несмотря на разногласия с губернатором Цветковым, он сам как председатель облдумы тоже был сторонником идеи создания ОЭЗ.

- Мы, депутаты, это поддерживали — это дополнительные средства для нищего бюджета. Я всегда считал, что только крупные предприятия, золото- и серебродобывающие, смогут помочь области подняться, уйти от нищеты. Губернатор же тогда считал по-другому. Он утверждал, что области нужны пивзавод, макаронная фабрика. Это тоже была точка разногласий. Хотя надо сказать, что мы с ним были друзьями до тех пор, пока не началась политика. Именно он настоял, чтобы я стал председателем Думы. И на всех заседаниях мы друг к другу обращались на ты: он называл меня Илюша, а я его Валя. А потом кошка пробежала. Такая серьезная, черная, — смеется теперь Илья Розенблюм.

Последняя — без фракций

Еще одним из вопросов, которые надо было решать Думе второго созыва, — это приведение областного законодательства в полное соответствие федеральному.

- Это тот период, когда президентом был избран Владимир Путин, и по всей стране, по всем законодательным собраниям региональным пошло указание, чтобы привести законодательство в соответствие общероссийскому, чтобы там всяческие малейшие намеки на сепаратизм были убраны. И пришлось совместно с областным правовым управлением и прокуратурой много поработать над этим.

Тогда провести через Думу нужный законопроект было непросто. Ведь это была последняя Дума, в которой не было партийных фракций.

- И каждый депутат по тому или иному вопросу голосовал в зависимости от своего жизненного опыта, интересов своих избирателей и представлений о справедливости и целесообразности. Но главное — опыт, а он у всех разный. И такие могучие споры были, такие конфликты, и, конечно, главными рупорами недовольства и оппозиции были два человека. Это Владимир Юдин и Валентина Даричева. Но тем не менее я никогда не имел ничего против, хотя это нередко и вызывало раздражение. Но, думаю, все-таки это было полезно, должны быть разные точки зрения, — вспоминает Илья Розенблюм.

Сейчас, когда Магаданской областной Думе исполняется 25 лет, она работает уже на других принципах, да и ситуация в Магаданской области не такая нестабильная, как в конце 90-х годов.

- Что я могу пожелать: жителям Магаданской области — благополучия, здоровья, счастья. Я проработал в регионе 40 лет — годы прошли стремительно, как один день. И никакого сожаления у меня нет, что я всю молодость и зрелость провел в этом суровом крае. Желаю, чтобы у каждого после окончания работы было чувство глубокого удовлетворения. А областной Думе — только конструктивной, плодотворной работы и приложить все возможные усилия, чтобы вытащить Магаданскую область из положения дотационной, — напутствует в заключение Илья Розенблюм.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО



Илья Семенович РОЗЕНБЛЮМ родился 30 января 1939 года в г. Ленинграде, и детство его пришлось на блокаду. В 1961 году окончил Ленинградский горный институт по специальности горного инженера-геолога.

С 1961 по 1982 год работал в геологоразведочных экспедициях Чукотки. Первооткрыватель ряда россыпей золота в Золотогорском и Кэнкэрэнском рудных районах. С 1982 по 1991 год работал непосредственно в Северо-Восточном геологическом объединении, осуществлял геологическое руководство открытием и разведкой месторождений золота («Кубака», «Двойное», «Джульетта», «Лунное» и др.).

В 1991 году организовал первое в России частное золотодобывающее предприятие «Геометалл». В 1993-м создал вместе с североамериканскими партнерами первое в горнодобывающей промышленности страны совместное предприятие — Омолонскую золоторудную компанию (ОЗРК), которая выиграла конкурс и получила лицензию на отработку месторождения «Кубака». С 1993 по 1999 год — председатель совета директоров ОЗРК.

В январе 2000 года стал председателем областной Думы. 2 года представлял Магаданскую область в Совете Федерации, где являлся заместителем председателя Комитета по делам Севера и малочисленных народов.

В июле 2001 года из-за разногласий с губернатором Цветковым по вопросам политического и экономического развития области был вынужден покинуть г. Магадан. В настоящее время проживает в г. Москве.

ЭТО ИНТЕРЕСНО



Среди главных задач Думы в этот период — преодоление последствий кризиса финансово-банковской системы. Депутаты принимают Закон Магаданской области «Об областных целевых программах», устанавливающий общие принципы и порядок формирования, утверждения, финансирования областных целевых программ.

Целевые программы развития становятся эффективным инструментом воздействия на социально-экономические процессы в регионе. В приоритете их социальная направленность: «Об образовании в Магаданской области», «О государственной молодежной политике в Магаданской области», «Об областной целевой программе социальной защиты отдельных категорий малоимущих граждан, проживающих на территории Магаданской области», «О дополнительном пенсионном обеспечении старожилов»…

Депутатский корпус заксобрания II созыва разрабатывает правовую базу для формирования новой инвестиционной политики и внедрения таких современных механизмов, как Особая экономическая зона. 15 июня 1999 года принят Закон Магаданской области «Об Особой экономической зоне». Для создания благоприятного инвестиционного климата в регионе принимаются региональные законы «О поддержке инвестиционной деятельности на территории ОЭЗ», «О бюджетных и внебюджетных фондах Магаданской области», «Об инвестициях в строительство Усть-Среднеканской ГЭС».

Илья Розенблюм: Между мной и Цветковым пробежала черная кошка